14 декабря 2017

Алексей Ган: картины как точка напряжения

Фото: Алексей Ган

16 декабря в Masters при участии Галереи Марины Гисич открывается выставка Алексея Гана «Будучи здесь, будучи там». Петербургский художник рассказал о своих новых работах и визуальных исследованиях, о том, как видит мир человек эпохи постинтернета, а также поделился творческими планами.

О выставке «Будучи здесь, будучи там»

На выставке будут представлены новые работы из цикла «Места.3» и из новой серии «Структуры». В них я продолжаю визуальное исследование отношений человека и пространства, стараюсь вывести некие формулы, отталкиваясь от понятия места. У Мишеля де Серто есть понятие места / не места. Если коротко, то места — это такие пространства, в которых нет человека, некое состояние мира, лишь предполагающее приход человека, который несет свою темпоральность и свой масштаб.

Вообще, я не стремлюсь к тому, чтобы, глядя на мои картины, зритель считывал что-то конкретное. Скорее наоборот, отрицаю живопись, которая что-то сообщает, поскольку эта идея, на мой взгляд, уже устарела. Мне интересна ситуация, когда человек вступает в какие-то отношения с живописью, которая в свою очередь является некой точкой напряжения. С одной стороны, человек наблюдает, а с другой — вынужден раскрываться через картину, потому что она требует от него работы по изучению себя, пониманию и осознанию своего масштаба и своего времени. Современный человек постоянно находится в раздвоенном состоянии: физически он присутствует здесь, а мысленно может быть в другом месте, и это совершенно нормально, именно это мне и хотелось зафиксировать в названии «Будучи здесь, будучи там».

Кроме того, крайне важно устраивать показы не только в специальных выставочных пространствах. Когда человек приходит в музей, он себя как бы заставляет, производит работу над собой: ему нужно посмотреть картины Тициана, раз уж он пришел на экспозицию. А выставка вне институции, вне музея или галереи, позволяет создать ситуацию, при которой исчезает момент обязательности смотрения. Так, человек, проходя мимо шедевра архитектуры, может даже не осознавать, что это здание построено, например, Норманом Фостером. Он через него просто пройдет, но есть момент, в который я по-настоящему верю: где-то в подсознании останется некое впечатление, отпечаток. Я надеюсь на то, что на выставке в Masters будет такой же эффект от моей живописи: можно совершенно спокойно проходить мимо, глядя в телефон, и при этом все-таки останется какой-то отпечаток, который со временем «прорастет».

О своем творчестве

Наверное, нескромно так говорить, но я стремлюсь создавать то, что можно было бы назвать метамодернистской живописью, как я ее понимаю: это те точки, где я мыслю себя, свои отношения с живописью и — в конечном итоге — зрителя, которого я хочу поместить в эту систему координат. Принципиально важный момент состоит в том, что я стараюсь создавать живопись, сопротивляющуюся, если можно так сказать, навязыванию ярлыков и понятий. В конечном счете любые понятия — это лишь территория слов, а мне важнее всего картина, зритель и то, как они взаимодействуют.

Алексей Ган. Фото: Денис Денисов

Мне интересно исследовать новое состояние человека постинтернета. Он постоянно ищет свою индивидуальность, и особую ценность в этом непрерывном процессе представляет именно попытка утверждения себя. Для меня живопись также попытка утверждения, попытка быть искренним, при этом помня о том, что никакого однозначного и предопределенного смысла нет.

В процессе создания работ я анализирую, наблюдаю, конструирую. Не могу запланировать реакцию, предсказать, как это будет воспринято в конечном итоге, могу лишь попытаться создать какую-то ситуацию. Вся наша жизнь сейчас состоит из постоянных попыток без программирования результата. Не скажу, что мне жизненно важно, если к картине отнесутся совершенно по-другому, чем мне хотелось бы. Моя работа сделана, а дальше уже все зависит от зрителя.

О сериях работ

Первая выставка состоялась в Галерее Марины Гисич в 2012 году. Мы пригласили ее в мастерскую, она сказала: «Работайте дальше», и примерно через год мы показали ей новые работы и сделали первый проект.

Тут уместно будет рассказать, чем в принципе серии отличаются друг от друга. Вообще, я ловлю некое настроение (в метамодернизме это называется структурированием ощущений), проявление чего-то, что невозможно обозначить через какие-то определенные элементы. По мере наблюдения собираются разные отпечатки — и рождаются серии, каждая из которых о чем-то одном.

«Места.1» были про напряжение, которое висит в воздухе, там был триптих «Утёйа» об известных событиях на одноименном острове в Норвегии. «Места.2» — про застылость в пространстве, когда напряжение вроде бы спало, но все еще есть некое зависание. А новая серия «Места.3» — про возможность устремления некоего цифрового духа в современном мире. В основе этой серии одно из впечатлений — росписи, в том числе церковные (например, синий цвет взят из росписей храмов).

Об участии в параллельной программе Московской биеннале

Проект назывался «Как мы стали друг другом», куратором была искусствовед Катя Ковалева. Мы показывали девять работ из «Мест.2». Интересно, что это была единственная живопись среди множества цифровых медиа и инсталляций, и для меня было важно увидеть свои работы именно в таком пространстве. Я как-то слышал часть разговора двух девушек: «Надо же, даже живопись есть!» Оказывается, для зрителя тоже было неожиданностью, что живопись, наряду с другими визуальными видами искусства, еще может конкурировать с экраном. С другой стороны, живопись — это лишь один из языков, которые я использую, я на ней не зациклен. Например, сейчас работаю над проектами, где графика будет переходить к видео, есть несколько проектов, связанных с инсталляцией, где образ переходит из одного в другое, меняет медиа, при этом оставаясь одним и тем же.

Текст: Юля Анчугова

Фото на заглавной иллюстрации: Алексей Ган