27 февраля 2019

Абстракционизм в Италии. Тихая и тяжёлая ткань

i_4f (1)

В Эрмитаже продолжают показывать послевоенных итальянских художников. Летом прошла выставка «Арте повера. Творческий прорыв», только что завершила работу экспозиция «Абстракционизм в Италии. Акилле Перилли». 13 февраля в Главном штабе открыли продолжение проекта — «Абстракционизм в Италии. Умберто Мариани» (выставка продлится до 31 марта).

Основное средство художественной выразительности для Мариани — складка, являющаяся, согласно Делёзу, «единицей материи, самым малым элементом лабиринта». Может показаться, что стены залов-трансформеров завешаны разноцветными драпировками. На самом деле в картинные рамы помещена не ткань, но холсты: живопись, имитирующая изгибы материи с точностью фотореализма (работы отчасти перекликаются с нынешней эрмитажной выставкой «“Не верь глазам своим”. Обманки в искусстве»), а также свинцовая фольга — мягкие тонкие металлические пластины, поверхность которых испещрена лучами-складками, благодаря чему она напоминает текстиль. «В начале 90-х я обнаружил эту тихую и тяжёлую ткань — свинец», — признаётся Мариани.

На лекции в Главном штабе художник рассказал о важном впечатлении ранней юности: в 14 лет на уроке он увидел диапозитив с изображением Геры с острова Самос (VI век до н. э.). Эта сакральная фигура богини поразила юного автора. Двухметровое тело Геры было полностью скрыто облачениями: хитоном и наброшенным поверх гиматием. Декоративные вертикальные складки доходили до ступней, голова и левая рука отсутствовали. В античные времена драпировка как элемент костюма играла немаловажную роль; Сафо писала об одной из своих учениц: «Деревенщина, не умеет она стóлу обвить вокруг щиколотки!»

Рассматривая работы Мариани, можно вспомнить и о состязании двух художников, Паррасия и Зевксиса, описанном в «Естественной истории» Плиния Старшего. Зевксис изобразил виноград столь правдиво, что к его произведению стали прилетать птицы, а Паррасий представил картину с написанным на ней покровом, чем обманул соперника: Зевксис требовал сдёрнуть завесу.

Помимо искусства Древней Греции, Умберто Мариани вдохновляют византийские мозаики, древнерусские иконы, одежды народов Африки, пронзительно-синие ткани, в которые облачаются туареги, пираты пустынь. Слово «тагельмуст» (на языке туарегов — платок, покрывающий голову, часто цвета индиго) Мариани вынес в заголовок цикла своих произведений.

Поздние работы художника скорее напоминают алтари или полиптихи («Без названия»; 2015), роскошную драгоценную парчу и даже иконописные фоны (золото в религиозной живописи — знак инобытия, нездешнего пространства). Он не первый и не последний, кто в своём творчестве опирается на опыт иконописцев: древнерусской живописью, в том числе новгородскими иконами, был покорён и Анри Матисс.

В 60-х годах художник работал в русле поп-арта, его привлекали образы женской сексуальности: чёрные туфли и лаковые сапоги, гибкие и точёные ноги. В картине «Изысканный пляж» (1968) мы сталкиваемся с сюрреалистическим пейзажем и галлюцинаторным образом. Героиня, закинув ногу на ногу, сидит в модном кресле, а её фигура разъята. Тело состоит из текучего зелёного вещества, возможно, отсылающего к природе человеческого желания.

Стоит заметить, что сегодня Мариани в достаточно агрессивной манере высказывается о поп-арте, упрекая его в оторванности от традиции и истории искусства. По его словам, представители этого направления фетишизировали предмет и превратили храм в супермаркет, в котором изображение кока-колы заменило Христа.

Позднее, в 70-х годах, художника заинтересовала «экзистенциальная проблема некоммуникабельности». И чтобы придать форму этой вполне абстрактной концепции, он разработал особый визуальный язык. Рассматривая алфавит как универсальное средство человеческого общения, Мариани маскировал и скрывал буквы, применяя драпировку и накладывая бандаж. Так появилась серия «Беззвучный алфавит». На выставке можно увидеть холст с изображённой и запрятанной в складки буквой X (картина перекликается с работами Эрика Булатова). По словам автора, «задрапированные буквы не говорят».

Умберто Мариани занимается живописью более 60 лет, оставаясь верным теме «складок». Изгибы тавтологически повторяются, отбрасывая тени. Картина же покидает плоскость и стремится к рельефу. В результате получаются лабиринты складок и гипнотическое излучение цветовых полей. В каком-то смысле Мариани продолжает поиски Пьеро Мандзони, создававшего «Ахромы» с помощью разнообразных материалов, и Лучо Фонтаны, протыкавшего и разрезавшего холсты, чтобы привнести в них дополнительное измерение. В свои 83 года Умберто Мариани гораздо ближе к высокому модернизму, чем к современному искусству.


Текст: Александра Цибуля (финалист конкурса «Про текст»)

Заглавная иллюстрация: Умберто Мариани. Изысканный пляж. 1968