3 июля 2019

В плену у Авиньона

outside_c_irapolyarnaya5

4 июля во Франции открывается 73-й Авиньонский фестиваль. На что обратить внимание в его обширной программе, а что можно проигнорировать? Какие сюрпризы ждут гостей крупнейшего театрального форума этим летом? Театральный критик и куратор Ника Пархомовская изучила его программу и теперь делится своими рекомендациями с нашими читателями.

Sur la pont d’Avignon

Авиньон в наши дни не ругает только ленивый. Дескать, при нынешнем художественном руководстве фестиваль потерял и всегдашнюю остроту, и былую экспериментальность, и вообще своё лицо. Во всём этом принято винить Оливье Пи, первого после основателя фестиваля Жана Вилара (он руководил здесь с 1947 по 1971 год) театрального практика, стоящего — уже шесть лет — у руля в Авиньоне. Скандально известный во Франции Пи возглавил ключевой театральный фестиваль Старого Света после того, как внезапно был уволен с поста худрука парижского «Одеона» — одного из шести французских государственных театров, подчиняющихся непосредственно Министерству культуры (по слухам, причиной досрочного расторжения его контракта стала нелояльная по отношению к тогдашнему президенту Республики Николя Саркози постановка). Пи, который идентифицирует себя как «католика и гомосексуалиста», в свободное от основной — режиссёрской, арт-директорской и драматургической — работы время с радостью записывает фривольные кабаретные песенки и переодевается певичкой кафешантана мисс Найф. Когда-то он собирался стать музыкантом, и хотя в итоге выучился на актёра, любовь его к музыке никуда не делась. Проявляется она не только в том, что месье Пи часто (чуть ли не чаще, чем своего любимого Эсхила) ставит оперы, но и в том, что в программе возглавляемого им фестиваля обильно представлены синтетические представления самого разного толка (и уровня, добавим в скобках). Хотя всё-таки в этом году — чуть ли не впервые за несколько лет — акцент сделан на театре и драме.

Постановка «Архитектура», реж. Паскаль Рамбер. Фото: Кристоф Рейно де Лаге

В приветственном слове, выложенном на официальном сайте фестиваля, Пи много говорит о том, что театр относится к числу немногих мест, где этика встречается с эстетикой, и долго рассуждает о социальной составляющей искусства. Он утверждает, что даже самый аполитичный театр политичен по своей природе, — подтверждением тому, собственно, и служит программа Авиньона-2019, где уже в первые дни можно увидеть выставку французской художницы сирийского происхождения Мириам Хаддад и «Архитектуру» Паскаля Рамбера с Одри Бонне и Эммануэль Беар, которые никогда прежде не играли на одной сцене, но теперь объединили усилия для того, чтобы взглянуть на военные и национальные катаклизмы XX столетия через призму истории отдельно взятой семьи. Баскской идентичности посвящён танцевальный перформанс «Оскара» уроженца Валенсии Хона Майя и его компании Kukai Dantza, созданной в Стране Басков ещё в 2001 году. «По Гомеру» поставила спектакль Le présent qui déborde. O agora que demora. Notre Odyssée II Кристиан Жатаи: он рассказывает о странствиях группы беженцев по Палестине и Ливану, Греции и Южной Африке — это такая современная одиссея о поисках спасения от прошлого и нанесённых им невыносимых ран. И даже в своей оперетте для детской аудитории сам Пи поднимает тему войны и того, возможна ли во время неё любовь (спектакль основан на сказке братьев Гримм, к творчеству которых режиссёр обращается далеко не впервые).

Постановка «Точки невозврата (набережные Сены)», реж. Александра Бадя. Фото: Велича Пандуру

Ещё один откровенно политический спектакль об угнетении и угнетаемых — «Точки невозврата (набережные Сены)» про три поколения и три исторических периода, Алжир и Париж, христиан и мусульман — от румынки Александры Бадя, не только опытного режиссёра, но и писательницы, чьи произведения уже знакомы Авиньону. Национальная тема отчётливо звучит и в «Чайной» китайца Мэн Цзинхуэя по пьесе писателя Лао Шэ, в 1949 году вернувшегося в коммунистический Китай из эмиграции и то ли покончившего с собой, то ли убитого после начала культурной революции. «Молодой Яку» рассказывает о жизни в изгнании певца и композитора Якубы Конате, в силу обстоятельств оказавшегося в тунисском лагере беженцев. Бразильские песни и рассказ Маши Макиефф из Национального театра Марселя про Льюиса Кэрролла и его Алису, хорошо знакомое москвичам иммерсивное шоу про власть денег и многочисленные спектакли с участием непрофессионалов — этим летом в Авиньоне представлены все самые актуальные тенденции современного театра, пусть и в несколько усечённом, выпрямленном и пародийном виде, за что так часто достаётся Оливье Пи.

Из особенно актуального для нас — премьера спектакля Кирилла Серебренникова Outside, работу над которым режиссёр начал ещё до того, как был заключён под домашний арест. Совместный проект «Гоголь-Центра» и Авиньонского фестиваля посвящён покончившему с собой в 2017 году китайскому фотографу и поэту Рену Хангу. В спектакле, в котором много движения и танца (за них, что часто в последнее время бывает в «Гоголь-Центре», отвечают Иван Естегнеев и Евгений Кулагин), участвуют Один Брайн, Алексей Бычков, Георгий Кудренко, Никита Кукушкин, Юлия Лобода, Даниил Орлов, Евгений Романцов, Анастасия Радкова, Алексей Поляков, Игорь Шаройко и др. И вполне возможно, что его ждёт такой же успех, как «Идиотов» Серебренникова по фильму Ларса фон Триера, которые приезжали сюда в 2015-м, или «Мёртвые души», которые были приглашены Оливье Пи, большим поклонником российского режиссёра, годом позже.

Сам Пи, кстати, представит крайне интересный проект, где тюремная тема звучит весьма отчётливо. Дело в том, что начиная с 2004 года Авиньонский фестиваль сотрудничает с местной тюрьмой, в которой с 2014-го активно занимаются театральными практиками студийцы из числа заключённых. С ними-то и поставил своего «Макбета-философа» директор фестиваля, сделав акцент на деспотизме шекспировского героя и его тиранических повадках. Ещё один условно социальный проект так и называется: «Простые люди». Он объединяет чехов и китайцев, которые самыми разными способами рассказывают зрителям истории о том, как они жили и выживали при коммунистах. Авторы спектакля Яна Свободова и Вэнь Хуэй шли к премьере каждая своим путём: первая — через увлечение документальным театром, вторая — через тело (она танцевала у выдающихся хореографов-новаторов Триши Браун и Пины Бауш) и перформативные практики.

Постановка «Автобиография», реж. Уэйн Макгрегор. Фото: Ричард Дэвис

Вообще, за движение и танец в Авиньоне в нынешнем году отвечает, так сказать, тяжёлая артиллерия. Прежде всего, это Акрам Хан, который — невозможно поверить — впервые приглашён на главный театральный фестиваль в мире. Его недавняя премьера «Перехитрить дьявола» соседствует в расписании с «Автобиографией» другого англичанина — Уэйна Макгрегора, работу которого те, кто не доедет летом до Франции, осенью смогут увидеть на фестивале Dance Inversion в Москве. Но не только британские знаменитости украшают программу последних дней фестиваля. Так, в своей «Истории театра» (или «Историях», если дословно следовать названию спектакля) конголезский хореограф Фостин Линейкула рассказывает — с помощью не только танца, но и шуток — краткую историю создания Национального балета Заира.

Наконец, не обошлось (впрочем, почти как и во все последние годы) без фестивальных любимцев — немецко-швейцарской театральной группы Rimini Protokoll, один из лидеров которой Штефан Кеги поставил в копродукции со многими фестивалями и берлинским Театром имени Максима Горького спектакль про Кубу, где главными действующими лицами стали Даниэль, Милагро, Кристиан и Диана — четверо внуков кубинских революционеров, в возрасте между 25 и 35. Скорее всего, рано или поздно мы увидим новый проект Кеги и в России, но посмотреть его на одном из премьерных показов особенно приятно, тем более что организаторы приберегли «Бабушку, или Тромбоны Гаваны» на самый финал, и у тех, кто ещё не определился со своими планами на вторую половину июля, есть все шансы озаботиться приобретением билетов во Францию и успеть вскочить на подножку уходящего поезда.

Кроме собственно театральной и уличной программ на фестивале обещают много кинопоказов (в том числе обширную ретроспективу творчества Патриса Шеро), публичных встреч и дискуссий. В общем, Авиньон, как всегда, обещает быть шумным, многолюдным и активным. Лучшего места для знакомства с режиссёрами и продюсерами, наведения театральных мостов, а иногда и получения ролей и хороших контрактов, по-прежнему не сыскать, ведь, помимо прочего, этот фестиваль ещё и ярмарка талантов, куда считают своим долгом слететься все заинтересованные в успешном театральном будущем профессионалы. Так что даже если искусство не удовлетворит вашим высоким требованиям и покажется чересчур социальным, неформальное общение вне стен Папского дворца наверняка зарядит на год вперёд.


Текст: Ника Пархомовская

Заглавная иллюстрация: постановка «Outside» , реж. Кирилл Серебринников. Фото: Ира Полярная