25 сентября 2019

Детский сад: петербургские спектакли для детей и подростков

Спектакль «Когда я снова стану маленьким»

Даже если мы не ходим в театр сами, предпочитая ему кино, музей или просто книжку дома на диване, то детей к Мельпомене приобщаем страстно и основательно. И в результате пересматриваем, пока они не успели вырасти, десятки «Золушек» и «Аленьких цветочков», постепенно проникаясь стойкой неприязнью к их авторам, постановщикам, театрам, где они идут, и институту театра как таковому. Как избежать разочарований на пути просвещения и не мучить понапрасну ни себя, ни своих чад, читайте в обзоре театроведа и куратора Ники Пархомовской, которая посмотрела на детский театр Петербурга со своей взрослой колокольни.

Сказки на вырост

Бум хорошего детского театра, на самом деле, начался в Петербурге довольно давно, ещё когда я сама была девочкой-подростком. Хорошо помню, как в шесть лет я, тяжело травмированная оперой про престарелую Красную Шапочку в Театре Консерватории и несносными новогодними утренниками в Театре марионеток имени Е. С. Деммени, наотрез отказалась впредь переступать порог любого театра, даже взрослого. Протест мой продолжался лет, наверное, шесть, пока я не открыла для себя дивный новый мир Большого драматического. Там-то я и пропала, став сразу и критиком, и зрителем-любителем. Но ближе к концу школы я испробовала и Театр сказки на Московском проспекте, и «Зазеркалье» на улице Рубинштейна — и поняла, что театр бывает разный. Мне повезло: я застала времена, когда петербургский детский театр только вставал на ноги. Но, как ни удивительно, времена эти до сих пор не закончились, и именно в Питере можно увидеть едва ли не все лучшие в стране детские спектакли.

Их обзор, вероятно, стоит начать с того самого БДТ, которым я заболела в свои 12. Там уже несколько лет с аншлагами идёт удивительный спектакль лауреата «Золотой Маски» Евгения Ибрагимова по одной из лучших на свете повестей про детство — «Когда я снова стану маленьким» польского писателя и педагога Януша Корчака, погибшего вместе со своими воспитанниками в концлагере, хотя и имевшего возможность спастись оттуда. Актёр Тарас Бибич в кепке и курточке начинает спектакль как будто бы взрослым человеком, но ближе к финалу превращается уже в совершенного ребенка, выдающего типично детские реакции. А помогают ему в этом маленькие деревянные куколки, которые постепенно заполняют всю сцену: в какой-то момент начинает казаться, что это обычные девчонки и мальчишки, просто одеты они в советское ретро, а оживают то ли от прикосновения актёра, то ли от звуков скрипки Бориса Кипниса. История первой любви и первого разочарования, первого снега и первого столкновения со смертью передана Ибрагимовым так тонко и нежно, что на его спектакль из года в год возвращаются и взрослые и дети.

В других больших петербургских театрах, как ни парадоксально, подобных хитов-долгожителей не найти. Ну не считать же, в самом деле, таковым древнего, хоть и легендарного «Повелителя мух» Льва Додина или чуть более молодого и куда менее обласканного «Звёздного мальчика» Григория Дитятковского? Да, когда-то с них начиналось знакомство каждого уважающего себя петербургского ребёнка из интеллигентной семьи с Голдингом и Уайльдом. Но те времена давно позади, и теперь на родительских форумах можно встретить разве что недоумённое недовольство неубедительной игрой немолодых актёров (что думают сами представители целевой аудитории про давно не обновлявшийся «подростковый» репертуар Малой драмы, осталось неизвестно). Похожая ситуация и в других «больших» и важных государственных театрах, которые, видимо, ориентируются скорее на родителей, нежели на детей, даже когда речь идёт о ТЮЗе, где спектаклей 16+ в репертуаре чуть ли не больше, чем всех остальных. Исключение, пожалуй, составляет Театр имени Ленсовета, где не так давно поставила своих «Птиц» Мария Романова, но одна ласточка, как известно, погоды не делает.

Как дети малые

Зато в небольших частных театрах Петербурга — настоящий бум. Причём продолжается он уже не год и не два, а следовательно, можно говорить не о временной моде, но о постоянной тенденции и надеяться на то, что ещё не одно поколение северостоличных жителей вырастет на хорошем детском театре. Этот театр очень разный и по форме, и по содержанию, однако, как правило, его отличает серьёзное, уважительное отношение к ребёнку, с которым никто не сюсюкает и не разговаривает свысока, будто знает некую истину. Это выражается абсолютно во всём: в том, как продуманы и сделаны интерьеры, в том, насколько мудро там совмещают в репертуаре русскую классику с современной европейской прозой, как находят баланс между приносящими наибольший доход каникулярными (прежде всего новогодними) развлечениями и «проблемными» постановками, способными отпугнуть среднестатистического родителя.

Спектакль «Вероятно, чаепитие состоится». Режиссёр: Алексей Шишов. Театр Karlsson Haus

Один из таких театров работает в Петербурге уже около 15 лет, с 2005 года, и называется Karlsson Haus. С самого основания им бессменно руководит директор и продюсер Анна Павинская. У крошечного театра две площадки, где играют в основном детский и семейный репертуар, — на Фонтанке и улице Ломоносова — и отдельное помещение на Фурштатской, отданное «взрослым». Театр этот обожают все, кому чужд прямой нарратив, кто не любит нравоучений, предпочитая им весёлую игру, в том числе воображения, и кто остаётся ребёнком в душе — независимо от возраста. Труппа в Karlsson Haus небольшая, играют здесь не так уж и много названий, но от зрителей всех возрастов отбоя нет уже многие годы. Малышня и мамы младенцев особенно любят знаменитого «Цыплёнка», а те, кто постарше, предпочитают премированное «Золотой Маской» «Вероятно, чаепитие состоится». Идут в театре и знаменитые «Золушка» и «Спящая красавица» «Кукольного дома», и истории про Петсона и Финдуса, ну и без вездесущего толстяка Карлсона, понятное дело, не обошлось.

Театр работает без главного режиссёра и художественного руководителя, просто приглашая тех, с кем хочется посотрудничать: от Евгения Ибрагимова и Бориса Константинова, Алексея Лелявского и Анны Ивановой-Брашинской до молоденьких дебютантов. А ещё тут постоянно устраивают различные проекты, гастроли и лаборатории, в частности знаменитую уже «Лабораторию фигуративного театра», откуда вышло немало художников и режиссёров, специализирующихся на театре объекта или на теневом театре, который, оказывается, так любят дети всех возрастов.

Спектакль «Всадник CUPRUM». Идея: Тимур Бекмамбетов. Режиссёр-постановщик, художник: Анна Викторова. Театр КУКФО

Ещё один нескучный питерский кукольный театр — тоже совсем небольшой, тоже расположен в самом центре, и им тоже руководит женщина — режиссёр и художник Анна Викторова. По стилю и формату КУКФО довольно сильно отличается от обаятельного, уютного и немного наивного (как и собственно любимец всех, кто читал Астрид Линдгрен) Karlsson Haus. Сами создатели главными творческими чертами театра называют лёгкость и юмор, иронию и здравомыслие. Как написано на сайте КУКФО: «У нас дети исследуют новое, а взрослые переосмысливают давно известное». Здесь акцент действительно сделан не на смотрении, а на изучении и рефлексии, отсюда любовь к необычным жанрам вроде дикой рассказочки для детей и взрослых (это про «Кошку, которая гуляла сама по себе» Киплинга), кукольной поэтической драмы («Всадник CUPRUM» — историческая фантазия про Петербург с цитатами из Пушкина, Достоевского, Хармса, Набокова, Белого и других авторов), готического анекдота о непредсказуемости судьбы и коварстве рока по мотивам «Пиковой дамы» или «мокрой сказки по мотивам картин Владимира Любарова». Для самых маленьких в театре играют кукольное гастрономическое шоу «Робин-Бобин» и санитарно-гигиеническую оперетку по мотивам песен советских композиторов «Микробус и бактерикус», сказку с прибаутками и интерактивом «Аленький цветочек» и нравоучение без антракта «Сказка про крокодилов».

И даже если название у спектакля весёлое и ироничное — как в «Птифурах», получивших в этом году «Золотую Маску» и множество других театральных наград, — речь в нём всё равно идёт о чём-то важном и серьёзном, в данном случае об одиночестве и старости, о которых Викторова находит способ рассказать прямо и откровенно. Байки из жизни старичков и старушек вместе со своими актёрами она разыгрывает в увлекательной и эстетически безупречной форме, но каждый из зрителей — независимо от возраста — задумывается о том, что ждёт его самого, когда он станет таким же немолодым, как куклы на сцене.

Куклы — наше всё

Спектакль «Мой дедушка был вишней». Режиссёр: Иван Пачин. Большой театр кукол

Наконец, ещё один питерский театр, в который не стыдно отвести ребёнка, — это Большой театр кукол. Прекрасно помню времена, когда нормальные родители обходили здание на улице Некрасова стороной — и основной его контингент составляли несчастные школьники, ведомые не менее несчастными классными руководителями. Теперь в БТК всё по-другому. После назначения в 2006 году главным режиссёром Руслана Кудашова на Некрасова затеплилась жизнь. Ныне в репертуаре театра огромное количество спектаклей для детей и взрослых — и даже отдельные постановки для семейного просмотра (вроде недавнего хита «Мой дедушка был вишней» Ивана Пачина по выдающейся книге Анджелы Нанетти, вышедшей несколько лет назад в издательстве «Самокат»). Причём театром заботливо охвачены и обязательная классика вроде «Айболита» или «Бармалея», «Гадкого утёнка» или «Трёх поросят», и такие неочевидные вещи, как «Рассказ о мёртвом старике» Андрея Платонова и пушкинская «Метель».

Кудашов, конечно, режиссёр-поэт, неслучайно в БТК идут спектакли по Бродскому и Башлачёву, Высоцкому и Егору Летову. А ещё в репертуаре много философских притч и современной прозы, так что у выросших зрителей всегда есть возможность вернуться. К тому же на Некрасова постоянно проводятся лекции, фестивали, семинары, лаборатории. В результате всех этих активностей БТК из заштатного театра, который в конце 90-х петербургские театралы в лучшем случае игнорировали, стал одним из центров городской культурной жизни. Наверное, сейчас это первый театр Петербурга, о котором вспоминаешь, когда нужно придумать, чем занять знакомых детей и подростков. И даже в Москве, куда БТК теперь иногда выезжает на гастроли, к нему какое-то особенно пристальное внимание. Впрочем, петербургский театр для детей и подростков (по крайней мере, кукольный) уже несколько лет как впереди России всей, чему свидетельством — более чем внушительное количество «Золотых Масок».


Текст: Ника Пархомовская

Заглавная иллюстрация: спектакль «Когда я снова стану маленьким». Режиссёр: Евгений Ибрагимов. БДТ им. Г. А. Товстоногова