3 мая 2018

Путеводитель по Дягилевскому фестивалю

hZH6876p1qE

Дягилевский фестиваль в Перми продолжается 10 дней: с 14 по 24 июня. И все они под завязку забиты разнообразными событиями: дневные и ночные концерты, выставки, перформансы, встречи с исполнителями, видеопоказы, дискуссии…

Активно работает Фестивальный клуб, где всегда можно присесть на веранде, выпить чашечку кофе и послушать умных людей. А еще можно пойти в Пермскую галерею и наконец-то с чувством, с толком, с расстановкой рассмотреть уникальную пермскую деревянную скульптуру: любовно выточенные фигуры Христа с умилительными выражениями благостных бородатых ликов, трогательных ангелочков и раскрашенных крылатых серафимов.

Однако же форматы фестиваль предлагает самые неожиданные. Устроители его смело ломают привычный ритуал концерта, приглашая слушателей присесть на ковер (или даже прилечь) на ночных Piano-gala и послушать пианистов Алексея Любимова и Алексея Зуева (15 июня); встречать рассветы на Каме после ночных хоровых концертов в Галерее (20 июня); или поспать под музыку в холле гостиницы «Урал» во время так называемых sleep-concerts.

Пианист Алексей Любимов

Чтобы лучше ориентироваться в затейливом калейдоскопе событий, школа Masters предлагает вашему вниманию «Путеводитель по Дягилевскому фестивалю». И приглашает в авторский тур с музыкальным критиком и музыковедом Гюлярой Садых-заде. Вас ждут увлекательные лекции перед концертами и спектаклями и жаркие обсуждения увиденного и услышанного — после них. Приготовьтесь не спать на Дягилевском фестивале! Отоспитесь дома.

«Жанна на костре», драматическая оратория из 11 сцен с прологом. Пермский оперный театр, 14–16 мая

Сцена из спектакля «Жанна на костре»

«Когда я думаю о театре  я всегда думаю о трагедии. Это самая сильная форма, которую создало человеческое воображение. Вся странность и жестокость зрелища становится логичной, если исходить из техники и структуры греческой трагедии». Это слова Ромео Кастеллуччи, одного из лидеров европейского театрального авангарда, каждое высказывание которого превращается в провокационный перформанс с размытыми жанровыми границами. Кастеллуччи ставит в Перми «Жанну д’Арк на костре» Артюра Онеггера, одного из членов французской «Шестерки» — группы композиторов, сложившейся в первой трети ХХ века.

Опера-оратория выстроена в форме драматического диалога между Жанной и монахом Домиником, который умело и незаметно направляет их беседу. Жанна вспоминает свою жизнь ретроспективно: нить воспоминаний развивается вглубь, от пленения и суда — до юности и безоблачного детства, прошедших в деревне. В неспешный разговор то и дело вторгаются массивные хоровые сцены и музыкальные эпизоды, рисующие героические баталии. Можно вообразить, как сильно и шокирующе жестко Кастеллуччи интерпретирует историю о деве-воительнице, преданной своим королем, попавшей в лапы инквизиции и сожженной на костре.

Кастеллуччи полностью отвечает за визуально-сценический облик спектакля, выступая как режиссер, сценограф, художник по свету и костюмам. Музыкальный руководитель постановки — Теодор Курентзис.

Робер Лепаж, «Иглы и опиум». ДК имени Солдатова, 17 и 18 мая

В 1991 году канадский режиссер поставил многослойную и нелинейную историю о страхе, страдании и одиночестве. В фокусе оказались фигуры Жана Кокто и американского джазового музыканта-трубача Майлза Дэвиса. Третьим героем стал актер Робер: очевидно, что под ним Лепаж подразумевал самого себя. Исследуя на примере трех судеб зависимость от наркотиков и несчастной любви, раскрывая трагическую дезориентацию героев спектакля в абсурдном и жестоком мире, Лепаж создал истинный шедевр. И спустя 20 лет вернулся к постановке, обогатив ее высокотехнологичными визуальными эффектами.

Действие театрально-акробатического шоу разворачивается внутри подвесного вращающегося куба с тремя гранями, зависшего в неведомом пространстве где-то между Парижем и Нью-Йорком. Поворачиваясь к зрителю разными гранями, куб превращается то в парижский гостиничный номер, то в джаз-клуб, то в студию звукозаписи. Содержание же примерно таково. Однажды ночью в 1949 году в самолете, летевшем во Францию, Жан Кокто написал альбом Lettre aux Américains («Письма из Америки»); он только что открыл Нью-Йорк, где представил свой новый фильм L’Aigle à deux têtes («Двуглавый орел»), и летел обратно, переполненный впечатлениями. В это же время трубач Майлз Дэвис впервые посещает Париж, знакомя старый континент со стилем бибоп. Парижские поклонники джаза в восторге от новых звучаний.

40 лет спустя, в отеле «Луизиана» в Париже, одинокий квебекец (Робер), зависший между Парижем и Нью-Йорком, тщетно пытается забыть своего бывшего любовника. Его эмоциональные муки зарифмованы с мучительной зависимостью Кокто от опиума и Дэвиса от героина. Строки Кокто и блюзовые ноты выдающегося джазмена сопровождают прыжок в ничто. В сущности, это спектакль об отчаянном усилии одинокого человека заглянуть внутрь себя, чтобы попытаться победить боль и освободиться от любовной зависимости.

Ален Платель, «Не спать» (Nicht schlafen), хореографический спектакль танцевальной группы les ballets C de la B. Пермский оперный театр, 19 и 20 мая

Ален Платель мастерски создает сложные пластические партитуры: человеческое тело для него — материал для заостренных социальных высказываний и философских размышлений о судьбах человечества, транслируемых предельно эмоционально. Магия движения, чудовищно вывороченные позы, захлестывающая экспрессия страдания — вот его язык. Со своей танцевальной компанией les ballets C de la B, основанной им в 1984 году в Генте, Платель ставит спектакли, которые невозможно забыть: истинные симфонии боли, страха, но и надежды и преодоления.

Несколько лет назад на Дягилевском фестивале показывали его C(h)oerus. Нынешним летом Платель везет в Пермь спектакль Nicht schlafen, на музыку Малера, перемешанную с африканскими ритуальными песнопениями и ритмами, звоном коровьих колокольцев и шумным дыханием спящих животных. Звуковой ландшафт спектакля создал постоянный соавтор Плателя Стивен Пренгельс.

В переломный момент в спектакле звучит музыка Баха.

Говорит Ален Платель: «Как в фильмах Хичкока, Бах продолжает появляться в моих постановках. Это похоже на фетиш. Бах успокаивает меня… Отрывок из кантаты Баха Den Tod niemand zwingen kunnt звучит в поворотный момент: когда показано, что смерть может быть ритуализирована по-новому. Для меня ритуализация смерти — главная тема Nicht schlafen».

Мировая премьера состоялась в сентябре 2016 года в Бохуме, на фестивале Ruhrtriennale.

Ensemble Modern, Органный зал, 18 июня

Ensemble Modern на Дягилевском фестивале. 2012

Ensemble Modern, пожалуй, лучший в мире коллектив, исполняющий современную музыку. Он был основан в 1980 году и снискал мировую известность как первый исполнитель опусов ведущих композиторов ХХ века. Ансамбль уже приезжал на фестиваль в 2012 году. В этот раз в программе заявлены опусы Сальваторе Шаррино и Георга Фридриха Хааса, двух ведущих композиторов XXI века.

Кипрские песнопения. Концерт ансамбля старинной музыки Graindelavoix. Частная филармония «Триумф», 20 июня

Graindelavoix возвращается на Дягилевский фестиваль с новыми артефактами из своего богатого репертуара. Если в 2016 году бельгийский вокальный ансамбль познакомил публику с наследием Чиприано де Роре, то в 2018-м он представит старинную духовную музыку Южной Европы. Греко-византийские, греко-арабские и мариотские песнопения прозвучат в сочетании с произведениями фламандского композитора XV века Жана Анеля, который провел бо́льшую часть жизни на Кипре. Два года назад сборник с произведениями этого мастера был издан ансамблем на лейбле Glossa.   

«Лунный Пьеро», вокально-инструментальный цикл Арнольда Шёнберга. Частная филармония «Триумф», 21 июня

Сцена из оперы «Носферату». 2014. В роли Зеркала Трех Грай — Элени-Лидия Стамеллу

«Лунный Пьеро» — типичный образец австрийского музыкального экспрессионизма. Музыка цикла безусловно атональна, но это еще не серийная музыка, к которой Шёнберг придет позже. Драматургию «Пьеро», пожалуй, можно сравнить с сардонической ухмылкой убийцы, постепенно превращающейся в жуткий оскал смерти. Написанный в 1912 году на стихи бельгийского поэта-символиста Альбера Жиро, цикл впервые представляет в полном виде технику Sprechgesang — вокальной речитации, средней между чтением и пением. Круг образов: луна, Пьеро, таинственная ночь, тревожность, переходящая в ужас. Основное настроение — всепроникающая ирония, которая при ближайшем рассмотрении оказывается тончайшей перверсией специфической шёнберговской лирики. Исполняет этот цикл ансамбль музыкантов оркестра MusicAeterna под управлением Теодора Курентзиса. Солистка — Элени-Лидия Стамеллу, выпускница музыкальных академий во Фрайбурге, Болонье и Вене. За роялем — Александр Мельников.

Густав Малер, Четвертая симфония и цикл «Волшебный рог мальчика». Пермский оперный театр, 24 июня

Программа фестиваля традиционно завершится исполнением симфонии Малера. В этом году Теодор Курентзис с оркестром MusicAeterna исполнят самую классичную, Четвертую симфонию Малера. Небольшой оркестр, прозрачность фактуры, ясная структура основных тем первой части с очевидностью указывают на стилизацию классических форм и, более того, на вполне классический тип выражения. Дополнят программу песни из «Волшебного рога мальчика» на тексты из сборника Арнима и Брентано, одна из которых — «Мы вкушаем небесные радости» — введена Малером и в финал симфонии.


Текст: Гюляра Садых-заде

Фото: Bernard Stofleth, Алексей Гущин