Выбор критика: музыкальные события августа от Гюляры Садых-заде

Salome 2018: Asmik Grigorian (Salome). © Salzburger Festspiele / Ruth Walz

Август – один из самых музыкальных месяцев в году. Наступает долгожданное время оперных фестивалей – Opernfestspielzeit. Истинные любители музыки годами стоят в листах ожидания, чтобы заполучить заветный билет. Музыкальный критик Гюляра Садых-заде в своей авторской колонке для Masters Journal рассказывает нам о премьерах этого года.

Байройт, Зальцбург и Люцерн — три важнейших точки на музыкальной карте Европы; в августе там проходят самые статусные, авторитетные и масштабные фестивали, на которые стремятся меломаны всего мира. Бюджет фестивалей исчисляется десятками миллионов евро; к примеру, бюджет Зальцбургского фестиваля уже перевалил за 60 миллионов, бюджет Люцернского приближается к 30 миллионам.

Но не в деньгах дело, а в высочайшем качестве исполнения, которое предлагают фестивали, задавая некий мировой стандарт. И в концептуальной составляющей фестивальной афиши, которая целокупно выстраивает для общества некую актуальную картину мира, со своими ценностями и приоритетами. И за эту концептуальную позицию ответственны прежде всего интенданты: Маркус Хинтерхойзер — в Зальцбурге, Катарина Вагнер — в Байройте, Михаэль Хефлигер — в Люцерне.

Opernfestspielzeit — высокий фестивальный сезон — начинается в конце июля с почти одновременного открытия Фестиваля Вагнера в Байройте и летнего Зальцбургского фестиваля и продолжается до конца августа. На два старейших в Европе фестиваля (Зальцбургский в 2020-м празднует свое 100-летие, Байройтский еще старше, его основал сам Рихард Вагнер) съезжается достаточно специфическая публика. В большинстве — весьма рафинированная: фестивальные старожилы, способные оценить тонкости интерпретации, качество голосов, оригинальность постановки — если речь идет об оперных спектаклях, сравнить новые музыкальные впечатления с прошлым опытом и вынести строгий вердикт.

Иоахим Зауер, Маркус Зёдер, Ангель Меркель, Карин Зёдер, и Премьер-министр Нидерландов Марк Рютте, 2018 © Reuters/Andreas Gebert

В Байройте и Зальцбурге можно запросто встретить представителей старинных аристократических семей, финансовой и политической элиты Европы, к примеру — канцлера Германии Ангелу Меркель, которая в этом году, как обычно, приехала на открытие фестиваля Вагнера. И массу селебрити, готовых покрасоваться перед камерами на красной ковровой дорожке. В каком-то смысле эти фестивали — настоящая ярмарка тщеславия, подиум для богатых и знаменитых. Но не только; в Зальцбург на последние копейки приезжают и истинные ценители музыки, а правоверные вагнерианцы стремятся в Байройт как в Мекку.

Совсем иная атмосфера в Люцерне: в Швейцарии всё гораздо строже, проще и демократичнее. Да и территориально Люцерн отстоит далековато от Баварии и сопредельного с нею Зальцбурга. И время открытия не совпадает: Люцернский летний фестиваль начинается 17 августа и продолжается до середины сентября. Отличается и программа: в Люцерне царит чистая инструментальная музыка, камерная и симфоническая, — только концерты выдающихся музыкантов, мировые премьеры новых сочинений и гастроли ведущих оркестров мира.

Из прочих крупных и популярных фестивалей, проходящих в августе, отметим три оперных фестиваля в Италии: «Арена ди Верона», «Пуччиниана» на родине композитора в Торре-дель-Лаго и Фестиваль Россини в Пезаро.

А в Британии, точнее — в Шотландии, конечно же, Эдинбургский международный фестиваль искусств, в афише которого представлены все жанры; по масштабу он вполне сопоставим с ведущими фестивалями, проходящими в континентальной Европе. В этом году в центре оперной программы — знаменитая The Beggar’s Opera — сатирическая «Опера нищих» Джона Гея и Иоганна Кристофа Пепуша, родом из XVIII века. Можно представить, как смачно поставит её Роберт Карсен и как здорово сыграет барочный ансамбль Les Arts Florissants под управлением своего выдающегося шефа Уильяма Кристи (16–19 августа).

Второй по значимости фестиваль — знаменитый BBC Proms в Лондоне — проходит три месяца, с июля по сентябрь, причём кульминация программы, как правило, приходится на конец августа — начало сентября, когда в циклопическом Альберт-холле начинается настоящий парад лучших оркестров мира.

Третий известный британский фестиваль — элитарный Глайндборнский оперный фестиваль, который продолжается четыре месяца: в этом году — с 19 мая по 26 августа. Проходит он в совершенно идиллическом месте: в обширном поместье Глайндборн (в Восточном Сассексе), принадлежащем семье британских меценатов Кристи. Отличительная особенность фестиваля — гармоничное слияние природы и искусства: дамы в нарядных платьях и кавалеры в смокингах гуляют по зелёным лужайкам в антрактах и устраивают пикники на траве, благо антракты длятся по полтора часа. А рядом пасутся овечки и козы.

Природа, интеллектуальный режиссёрский театр и перфектное исполнение — три эстетических «кита», на которых выстроена концепция Глайндборнского оперного фестиваля. В этом году highlights августовской программы — «Пеллеас и Мелизанда» Дебюсси в постановке Стефана Херхайма (за пультом — отличный дирижёр Робин Тиччати, который сменил Владимира Юровского на посту музыкального руководителя Глайндборна в 2014 году) и «Саул» Генделя в постановке Барри Коски. Третье оперное название в августе— «Ванесса» Сэмюэла Барбера. Дирижёр — Якуб Хруса, режиссёр — Кит Уорнер.

Летний Зальцбургский фестиваль (до 30 августа)

Программа Зальцбургского фестиваля — в разгаре. Уже прошли две оперные премьеры: «Волшебная флейта» Моцарта, весьма скептически принятая критиками, и «Саломея» Рихарда Штрауса, встреченная ураганными восторгами как критиков, так и публики. В «Волшебной флейте» в партии Царицы ночи блеснула Альбина Шагимуратова; на роскошном её платье сверкали сотни стразов от фирмы Swarovski — спонсора постановки.

Асмик Григорян — идеальное попадание в партию Саломеи. Прошлым летом она пела Мари в спектакле Уильяма Кентриджа / Владимира Юровского «Воццек» по опере Альбана Берга — и это тоже было очень хорошо. Однако без преувеличения скажу, её Саломея — лучшая из всех Саломей, что доводилось слышать. Говорят, того же мнения придерживается и дирижёр спектакля Франц Вельзер-Мёст. А он знает толк в австрийской музыке, в музыке Рихарда Штрауса — особенно.

Режиссёр спектакля Ромео Кастеллуччи, выстраивая образ, мудро опирался на органические свойства голоса, внешности и таланта самой Асмик. Её Саломея получилась хрупкой, трогательно незащищённой и очень ранимой: полудевушка-полудитя, порой шаловливая, порой капризная. Тем страшнее вдруг прорывающиеся в её голосе хриплые обертоны женщины-зверя, которая жаждет крови. Жертва и палач в одном лице; и так логично в конце страстного и страстнóго пути из уст её звучит наивный вопрос: «Каков вкус крови? Может быть, это вкус любви?»

Третья многообещающая премьера состоится на днях: это «Пиковая дама» Чайковского в постановке Ханса Нойенфельса. От которого в прямом смысле можно ожидать всего: самых эпатирующих и неожиданных решений, самого странного переинтонирования, казалось бы, однозначных и понятных эпизодов. Что интригует в Нойенфельсе, так это его непредсказуемость. От него, к примеру, ждёшь отрубленных голов — а он создаёт изысканно-холодноватую «Леди Макбет Мценского уезда»; или превращает всё население Брабанта в мышей и крыс — как в байройтском «Лоэнгрине» прошлого выпуска.

Очень интересно, как поладит с Нойенфельсом дирижер Марис Янсонс, придерживающийся куда более традиционных взглядов на задачи и цели оперной режиссуры. Впрочем, интендант фестиваля Маркус Хинтерхойзер дал ему честное слово, что ничего особо шокирующего в спектакле Нойенфельса не случится. Поживём — увидим. Что же до Янсонса, то, полагаю, после его работы со Стефаном Херхаймом над «Евгением Онегиным» и «Пиковой дамой» в Амстердаме, его уже ничто не сможет удивить.

«Итальянка в Алжире» Россини — очередная оперная продукция Зальцбургского Троицына фестиваля, перекочевавшая в афишу летнего. Руководит Троицыным фестивалем primadonna assoluta Чечилия Бартоли; она же споёт в искрометной комической опере главную партию Изабеллы — взбалмошной итальянки, прибывшей в Алжир в поисках пропавшего жениха и поставившей на уши всех местных разбойников, промышляющих похищением людей; эдакая перверсия сюжета «Похищения из сераля» Моцарта. Партию предводителя разбойников Мустафы споёт Ильдар Абдразаков. За пультом Ensemble Matheus — Жан-Кристоф Спинози.

Ещё одна важная оперная премьера — поздняя опера Клаудио Монтеверди «Коронация Поппеи»: ставит Ян Лауэрс, дирижирует маститый старинщик Уильям Кристи, поют Соня Йончева и Кейт Линдсей. Завершат серию оперных премьер «Бассариды» Ханса Вернера Хенце (по Еврипиду), которых тот написал в 1966 году по заказу Зальцбургского фестиваля. Тогда же, в 1966-м, состоялась мировая премьера. С тех пор «Бассариды» входят в репертуар многих театров мира, это одна из самых исполняемых опер ХХ века. Нынешняя постановка обещает много открытий: ведь руководит ею Кшиштоф Варликовски, а дирижирует большой знаток современной музыки Кент Нагано.

Фестиваль Вагнера в Байроте (до 29 августа)

В этом году фестиваль открылся премьерой «Лоэнгрина» в постановке Ювала Шарона. Но в гораздо большей степени атмосферу и общую тональность спектакля определили сценография и костюмы Розы Лой и Нео Рауха — художников с международным именем. Они создали на байройтской сцене мешанину из радиаторов, электрических проводов, интерьеров электростанции и примет романтического века. Лебедь Лоэнгрина — это прилетевший стелс-бомбардировщик.

Состав исполнителей вызывает уважение: великая Вальтрауд Майер, одна из лучших вагнеровских певиц ХХ века, — Ортруда; Аня Хартерос — Эльза; Томаш Конечны — Фридрих фон Тельрамунд; Георг Цеппенфельд — Король Генрих Птицелов; Эгилс Силиньш — Глашатай. Роберто Аланью, за два дня до начала репетиций отказавшегося петь Лоэнгрина, спешно заменили на Петра Бечалу; и эта замена, несомненно, к лучшему. И конечно же, волшебство Кристиана Тилеманна за пультом байройтского фестивального оркестра никто не отменял.

Остальные спектакли, вошедшие в афишу этого года, — «Парсифаль», «Тристан и Изольда», «Нюрнбергские мейстерзингеры», «Летучий голландец» и (впервые отдельно) «Валькирия», вторая часть из тетралогии «Кольцо нибелунга», — уже показывались на Зеленом холме. Возобновленный «Тристан» в постановке Катарины Вагнер в этом году вызвал еще более бурный шквал «буканья», чем даже на премьере несколько лет тому назад.

Тем не менее Катарина Вагнер преисполнена решимости продолжить семейное дело — и, надо полагать, мы увидим её режиссерские штудии и в будущем: своя рука владыка. В 2019 году Фестиваль Вагнера откроется новым «Тангейзером» в постановке Тобиаса Кратцера. Впервые в Байройте в этом спектакле дебютирует Валерий Гергиев, который, по слухам, связан с фестивалем очень жёстким контрактом: поскольку от дирижёра в Байройте требуют постоянного присутствия в течение всего срока репетиций и фестиваля, а сумасшедший график Гергиева всем известен.


Текст: Гюляра Садых-заде
На обложке: Саломея 2018. Анна Мария-Чиури (Иродиада). Постановка Ромео Кастеллуччи © Salzburger Festspiele / Ruth Walz