12 сентября 2020

Искусство в зоне турбулентности: Ирина Мак о Cosmoscow–2020

В условиях тотального карантина, в котором полгода сидит мир, сам факт проведения в Москве ярмарки современного искусства Cosmoscow, — особенно на фоне переноса главных европейских торговых площадок Art Basel и Frieze, — можно считать удачным началом сезона.

Трудно понять, какую цель ставили перед собой организаторы ярмарки, устанавливая на входе, уже после рамок металлоискателя и замера температуры, дополнительную рамку для дезинфекции. Стоило в нее зайти, как сказочное пушкинское «вмиг обрызгала всего» становилось явью. Брызги долетали до лица, застревали в одежде. К счастью, пройти это испытание пришлось не всем — рамка одна, а визитеров много. У человека с воображением могло появиться обманчивое впечатление, что рамка — еще один арт-объект — не поливать же всерьез куртки и плащи, когда в вернисажном междусобойчике никто не пытался сохранять дистанцию, а маски снимали, едва пройдя контроль. И грех в этом упрекать организаторов — они сделали все, что могли. Пренебрежение опасностью — общая черта, свойственная и покупателям дорогого искусства, и улице. Люди устали бояться, потому и ярмарка состоялась — в этом ее главный успех.

Цифры и цены

Это в любом случае успех, хотя ни по числу, ни по представительности участников «Космическая корова» образца 2020 года не могла догнать саму себя в прошлогодней версии — тогда выставлялись 67 галерей из 14 стран. Теперь галерей чуть более полусотни — главным образом, московских и петербургских (из региональных заявили о себе прославленный воронежский «Х.Л.А.М.» и основанная в 2018-м в Калуге Pro Art’s), а зарубежных — не больше, чем пальцев на руке, и список художников сократился почти вдвое.

Стенд Orekhov Gallery © Cosmoscow

Иностранцы привезли — традиционно — в основном русских авторов. Dawid Radziszewski Gallery (Варшава) показывала свежие живописные работы классика Льва Повзнера и юной Зины Исуповой, таллинская Temnikova & Kasela Gallery наряду с забавными анимационными видео и объектами популярного уже и в России эстонского рэпера Томми Кэша привезла картины Ольги Чернышевой.

Прайс, разумеется, тоже поменялся. Забыты заоблачные €500 тыс., за которые в 2019-м туринская Giorgio Persano Gallery продавала в Москве стальные зеркала Микеланджело Пистолетто с нанесенной на них шелкографией. Но зеркал хватало — были даже зеркальные раскладушки Георгия Орехова (Orekhov Gallery), поставленные в два ряда, по €8 тыс. каждая. И зеркальные полусферы — сложно устроенные, дополненные разными эффектами — французского художника Кистофа Ганьона у торгующей интерьерными объектами столичной галереи Boomroom.

Зеркала Ганьона лишний раз подчеркнули, насколько смешалось все в доме Cosmoscow. Многие продавцы совриска выставили чисто интерьерные объекты, а те, что выступали в разделе дизайна, продавали отличное искусство. Чемпионами тут традиционно выглядели Alina Pinsky Gallery, выставившая нонконформистов Михаила Чернышова и Игоря Шелковского, и «Эритаж», в пространстве которого помимо коллекционной мебели висели картины Оксаны Мась и стояли хрустальные вазы Анатолия Журавлева с граффити. Художник когда-то напал на золотую жилу — формы, в которых на стекольном заводе в Ленинграде отливали «подписные» вазы для подарков советской номенклатуре. Он продолжает возделывать этот сад, но с другими сюжетами, и участвует с ними, например, в основной программе Art Basel. Теперь эти вазы успешно продают (по €10 тыс.) в Москве — первая ушла за пару часов работы.

Стенд галереи XL © Cosmoscow

Возвращаясь к самым дорогим объектам, признаем, что в эту категорию попали рельефы из акрила Василия Клюкина. Стоят €125 тыс., как сообщил сотрудник торгующей ими лондонской галереи Simon Lee. Автор — экс-совладелец Совкомбанка, давно перебрался в Монако, увлекается покером, путешествиями на Северный Полюс и арт-практиками в ассортименте. Источник с говорящим адресом russianroulette.eu несколько лет назад писал, что «бывший предприниматель активно интересуется искусством, проектирует суперяхты и башни будущего, дружит с принцем Альбертом и Леонардо Ди Каприо». С тех пор таланты достигли ренессансного размаха — Клюкин выпустил роман и занялся скульптурой. Выставленная на Cosmoscow серия Леонардо нашего Клюкина называется «Теория обратного взрыва».

Хлеб и плесень

Ожидаемо прекрасное современное (инсталляции Ирины Кориной, группировки ЗИП) предлагали галерея XL и ее младший брат XL Project, где особой популярностью покупателей пользовались хлебные фигурки «Молельщиков» Андрея Кузькина (€2,5 тыс.). Заинтересованные зрители торчали перед «досками» Платона Инфанте (€14 тыс., галерея «Агентство. Art Ru»), в которых медийная составляющая дополняла реальный объект, создавая оптические иллюзии. И зависали, попадая внутрь единственного на ярмарке монографического проекта с мозаичными деревянными рельефами Дмитрия Аске (€5 тыс., Ruarts).

Одна из старейших в Москве галерей, Восточная, показала замечательную минималистскую живопись Семена Агроскина, соединив ее с работой недавней выпускницы Глазуновской академии Марии Малининой: портрет трудно не заметить уже потому, что кричащая женщина с портрета похожа на Светлану Тихановскую, лицо белорусского сопротивления.

Семен Агроскин на стенде Восточной галереи © Cosmoscow

Одним из самых необычных произведений на ярмарке (и самых дорогих — €40 тыс.) стало подвешенные лиловые «облака» — инсталляция «Врата Солнца и Страна Грез» художника, известного (больше на Западе, чем в России) под именем Aljosha. Объект, привезенный из Петербурга галереей Anna Nova, создавался как интервенция в интерьеры дюссельдорфского дворца Бенрат. Мечтая о перспективах работы с живой материей, Алеша пока изобретает материю искусственную, способную внедряться в старые музеи как плесень или паразиты. Автор и термин придумал для этого — биоизм, он же биофутуризм.

Cлужили к украшению

Самый дорогой экспонат (€80 тыс.) из классиков — наверняка «Черепаха» Дмитрия Плавинского. Большой холст, совсем ранний, 1958 года, был обнаружен среди работ Эрнста Неизвестного и Анатолия Зверева в экспозиции галереи «Веллум», специализирующейся на антиквариате. Нонконформистов, помимо «Веллума» и «Палисандра», предлагала питерская DiDi Gallery, специализирующаяся на московском и ленинградском «втором авангарде», в том числе «семидесятниках». В Москву привезли в этот раз, среди прочего, замечательный огромный холст Виктора Ремишевского, ставший одним из украшений Cosmoscow.

Среди других ее украшений трудно было не заметить стенд Shaltai Editions — платформы, созданной для продвижения тиражного искусства и в этом году презентовавшей третий выпуск НАТИ — Нового Архива Тиражного Искусства, включающий работы Никиты Алексеева, Бориса Гройса, группы «Куда бегут собаки», дуэта «МишМаш», Андрея Монастырского, Дамира Муратова… Помимо принтов самостоятельным произведением стал стенд, сочиненный, как и год назад, дизайнером Марией Рудаковой.

Стенд галереи Anna Nova © Cosmoscow

Отдельными бонусами ярмарки стали некоммерческие проекты, начиная с архива «Гаража» — там, в частности, можно было увидеть видеодокументацию многих арт-событий 19902000-х, профессиональную съемку которых делала Юлия Овчинникова — и заканчивая проектом «Турбулентность», работами трех победителей одноименного конкурса, запущенного в разгар карантина: видео Полины Канис, «Портретами на балконе» Екатерины Муромцевой и (это бассейн) Алексея Таруца. Партнером конкурса (и ярмарки в целом) стало Посольство Катара в РФ, а слово «турбулентность», по мнению устроителей конкурса, вполне отражает карантинное состояние умов, которое теперь приходится преодолевать.

Карантин породил еще одну выставку, привязанную к Cosmoscow, но прошедшую в припаркованном у Гостиного Дворе траке для перевозки картин (так это обычно происходит на Art Basel Miami). Трак принадлежит транспортной компании Fineartway, устроившей выставку вместе с галеристом Максимом Боксером и участниками придуманной им группы «Шар и крест». Группа в фейсбуке, создавшая в конце марта движуху в вымершем художественном сообществе, фактически запустила мертвый в тот момент арт-рынок и стала действенной формой поддержки художников. По правилам группы тот, кто продал три работы, обязан был одну купить — сам став, таким образом, коллекционером. Среди собирателей и авторов оказались Катя Каменева, Андрей Бильжо, Иван Лунгин, Людмила Константинова, Екатерина Рожкова, Гоша Острецов, Юлия Картошкина — всего набралось полсотни художников. Девяносто созданных ими работ были показаны тут без пафоса, свойственного главной ярмарке, в стороне от новодельных излишеств Гостиного Двора.


Заглавная иллюстрация: Стенд галереи Anna Nova © Cosmoscow