3 апреля 2018

К дискуссии о выставке «В поисках современного стиля» в Русском музее. Реплика Павла Герасименко

DSC07132a

В феврале в Русском музее открылась выставка «В поисках современного стиля. Ленинградский опыт. Вторая половина 1950-х — середина 1960-х». Павел Герасименко побывал на круглом столе, посвященном выставке, и размышляет о соотношении индивидуального и массового в искусстве 1960-х годов.

Выставка «В поисках современного стиля», занимающая всего пять небольших залов в Мраморном дворце, — одна из лучших в этом сезоне и превосходит московские проекты, посвященные «оттепели», ясностью своего построения и вниманием к предметам.

1960-е — время, когда во всем мире развиваются новые формы массовой культуры, получившие название «современного стиля». Связь между американским опытом и советской практикой была прямая — американская национальная выставка 1959 года в Сокольниках стала если не причиной, то поводом к развитию современного стиля в СССР. Посетивший ее Хрущев избрал курс на модернизацию, была поставлена идеологическая задача «догнать и перегнать Америку», то есть показать преимущества советского строя, — именно за этим еще в 1920-е годы ехали в послереволюционную страну западные интеллектуалы и деятели искусств.

1960-е, помимо прочего, были временем возвращения имен. После двух с лишним десятилетий подавления личного государственной машиной имя возникает вновь — в реабилитации репрессированных, появлении собственного голоса у частной жизни. Личная история настойчиво требует себе места, отвоевывает его, пытаясь потеснить государственную историю. Борьба и взаимодействие «большого» и «малого» нарративов становится движущей силой литературы и кино этого времени, выражается в изобразительном искусстве.

Свойство музейного показа — укрупнять имена. Кажется, здесь заключен парадокс этой выставки. Она вводит много имен авторов массовой тиражной продукции, новых для зрителя. Сейчас их не знает почти никто, кроме специалистов. Но их не знали и большинство современников этих предметов, — хотя фамилию художника указывали всегда, пусть и мелкими буквами. В нормально функционирующей массовой культуре потребитель даже не обязан знать художника, нарисовавшего этикетку, — в большинстве своем их сохранившиеся в архивах производств имена являются частью истории культуры, но не истории искусства.

В США изобретение современного стиля носило почти промышленный характер: создававшееся художником тотчас подхватывалось и варьировалось массой ремесленников от искусства. Совершенно иначе обстояло дело в Советском Союзе: в 1960-е годы массовая культура только возникала, и новый эстетический слой был очень тонок — работавшие с ним художники были наперечет. В прикладных отраслях изобразительного искусства нашли прибежище «недобитые» авангардисты. В результате всё то, что в западной культуре второй половины ХХ века носит неавторский характер, у нас наполнено именами, и какими! Ткани Николая Сорокина, детские игрушки Льва Сморгона, конверты грампластинок Павла Ивлева, рекламные буклеты Марка Петрова, фарфор Анны Лепорской и стекло Бориса Смирнова, и так вплоть до литографий Александра Ведерникова, Бориса Ермолаева, Веры Матюх — все это представлено на выставке.

Ради распространения современного стиля в обыденной жизни масс художник должен быть готов к «смерти автора», стремиться к такой смерти, к растворению индивидуальной манеры в тираже. Только тогда происходит переход качества в количество, обратный марксистско-ленинской диалектике. В 1962 году, когда Энди Уорхол впервые выставляет сделанные в новом стиле работы, в Америке возникает поп-арт, ставший художественным следствием товарного изобилия. Советскому Союзу с плановым хозяйством и стандартизацией было далеко не только до американского уровня потребления, но и до такой степени рефлексии, — здесь художники настаивали на своей индивидуальности и отстаивали ее все 1960-е годы, а ответом поп-арту смог стать в 1970-е годы соц-арт, бывший при этом полностью элитарным явлением. Массовость, к которой стремились советские художники «современного стиля», оставалась недостижимым идеалом, но именно штучность этого искусства позволила внести его в музейные залы в наши дни.

Круглый стол, посвященный выставке «В поисках современного стиля. Ленинградский опыт. Вторая половина 1950-х — середина 1960-х», состоялся в Русском музее 29 марта 2018 года.

Выставка в Мраморном дворце продлится до 16 апреля.


Текст: Павел Герасименко

Фото: Николай Симоновский