29 марта 2018

Кому дадут «Курёхина»?

38_(1)

19 марта был объявлен лонг-лист премии Курёхина за достижения 2017 года, и лента фейсбука сразу же расцвела ссылками на номинированные проекты.

Напомним, что в девятый раз премия вручается в восьми номинациях (две из которых музыкальные) плюс Гран-при. Шорт-лист становится известен непосредственно в день голосования перед объявлением победителей, награждение которых пройдет 17 апреля в БДТ.

Какие выводы можно сделать сейчас, читая список имен претендентов? Хочется заранее предупредить: прогнозы в случае российских арт-премий — дело безнадежное, а я не осьминог Пауль.

Как всякий достаточно долго живущий премиальный организм, премия Курёхина выработала свои закономерности. Необходим широкий охват, но не должна быть забыта «полисная гордость» (по выражению историка искусства Екатерины Андреевой), столь свойственная Сергею Курёхину и его кругу. Как правило, москвичи и петербуржцы бывают представлены примерно поровну, четверть составляют проекты из других мест страны. Еще желательно, чтобы лауреат не манкировал награждением: не стоит вручать приз художнику, утомленному премиальной чередой и не слишком ценящему церемонии.

Голосуют 15 человек — жюри плюс основатель премии Анастасия Курёхина, чей голос склоняет весы в случае равенства. Из года в год встречаются украшающие список «вечные номинанты»: это или фестиваль медиаискусства «Киберфест», или постановки Глеба Ершова по мотивам русского авангарда, или спектакли театра АХЕ. Из номинации в номинацию кочуют одни и те же проекты в списках этого года, как Музей стрит-арта с выставкой про революцию. В пересечениях между тремя основными российскими премиями — Курёхина, Кандинского, «Инновация», — к сожалению, отражается общее положение дел в отечественном современном искусстве.

В номинации «Лучшее произведение визуального искусства» в этом году нет яркого лидера, но искусство ровное и качественное. Все 13 участников хороши: между авангардом проектов Алисы Керн, Игоря Самолета, Нестора Энгельке и арьергардом в лице Марины Колдобской и дуэта Елена Губанова — Иван Говорков располагается «Мира течение» Дениса Патракеева — художника, много сделавшего в прошлом году.

Номинацию «Лучший медиаобъект» возглавляют уверенные мастера видеоарта Дмитрий Венков и Евгений Гранильщиков. После заслуженной победы в прошлом году «Бассейна» Полины Канис снова вручать приз москвичу может оказаться не с руки, но Гранильщиков практически переселился в Петербург, так что есть все шансы отметить его «Последнюю песню вечера», опередив здесь «Инновацию».

Выдвинутые проекты паблик-арта почти не поддаются сравнению: они сделаны на разные бюджеты, что важно для этого вида искусства. Кого выберет жюри — загадка, но, например, с полной общественной отдачей работает такая традиционная художественная форма, как стенд в аэропорту Пулково про архитектора Жука, исполненный Александром Дашевским.

Waterfront. Порт Севкабель. 2017

Номинация «Лучший кураторский проект» включает 13 названий и украшена такими мощными выставками, что лидеров выбрать трудно. Не удивлюсь, если жюри сфокусируется на третьей сессии проекта «Удел человеческий» Виктора Мизиано и Дарьи Пыркиной в ММОМА или отметит Waterfront Дмитрия Пиликина и его команды на территории завода «Севкабель», особенно важный для Петербурга открытием новых прибрежных территорий. Я же буду болеть за «Работа никогда не завершается» — слайд-проект Уральской индустриальной биеннале, сделанный в Тюмени командой Екатеринбургского филиала ГЦСИ и куратором Светой Усольцевой.

Раздел премии, отмечающий журналистов, критиков и искусствоведов, в нынешнем году не поражает воображение, поэтому поставим на книгу об электронной музыке Константина Ильина — этот, судя по всему, очень фундированный труд собирает краудфандингом средства для публикации. Премия за лучший фестиваль современного искусства в прошлом году была отдана всем известному «Архстоянию», странным образом номинированному и в этот раз. По схожей логике теперь премию может получить один из тяжеловесов, хотя полезно поощрить не эти полностью коммерческие предприятия, а владикавказский «Владей Кавказом!» или «Селектор» из Архангельска, оказавшие реальное воздействие на широкую публику.

И наконец, Гран-при, который вручается за синтетическое произведение, наиболее полно выражающее идеи и дух «Поп-механики». В этом году здесь собраны не индивидуальные произведения, а массовые, которым требуется сложный продакшн с участием множества людей. Тренд нынешнего сезона — театральные постановки, которые выдвигаются на соискание арт-премий. Причем происходит это в то самое время, когда под жесточайшим прессингом находятся театр и самые известные режиссеры. Кого выберут и насколько оправданным будет такой эстетический маневр, станет ясно 17 апреля.

Как показывают предыдущие годы, премия Курёхина способна идти наперекор ожиданиям публики и экспертов: можно вспомнить различные сбои и странности, когда награду получал проект, не упомянутый в шорт-листе. На сцене победителю вручается работа, сделанная художником, обладателем предыдущего приза за «Лучшее произведение визуального искусства», — в прошлом году им стал Александр Шишкин-Хокусай.


Текст: Павел Герасименко

Фото: uralbiennale.ru; sobaka.ru