13 марта 2019

Local: кабинет графики и бар WöD

Кабинет графики и бар WöD. © WöD

Второй герой рубрики Local, в которой мы рассказываем о местах силы и искусства в Петербурге, зачастую не столь раскрученных, — кабинет графики и бар WöD на Большой Морской улице, 45. Слово «диван», помимо общеизвестного предметного представления, имеет множество коннотаций: «счётная палата» в странах Ближнего и Среднего Востока, государственная канцелярия, сборник лирических стихотворений. Ключевую роль в данном случае сыграл сборник Гёте «Западно-восточный диван» (1819), оказавшийся одной из первых попыток синтезировать восточную и западную поэтические традиции. Логотип WöD — аббревиатура оригинального названия сборника, West-östlicher Divan, которой пользуются литературоведы. На вопросы Masters Journal отвечает куратор пространства, Андрей Шабанов. 

Как случился кабинет графики и бар WöD?

Довольно спонтанно в каком-то смысле. У моей давней приятельницы и единомышленницы Марии Ревзиной, хозяйки «Тепла» и Zoom’а, была идея открыть галерею, кураторство которой она планировала делегировать мне. Неожиданно подвернулось совсем камерное, но очень классное и уже готовое для использования помещение, и я предложил в тестовом формате открыть кабинет графики, чтобы набить шишки на недорогом проекте: ни у Маши как инвестора, ни у меня как куратора нет опыта галерейной работы. С другой стороны, была Ольга Горюнова, на тот момент управляющая «Тепла», которая хотела открыть свой бар. Так и получился гибрид кабинета графики и бара WöD. Эта гибридность обусловлена в первую очередь бизнес-соображениями: мы не питали иллюзий, что кабинет сможет выжить сам по себе, без бара. Но было и концептуальное измерение: нам хотелось создать комфортную, неформальную и живую среду, в которой современное искусство — часть повседневной жизни. Сейчас кабинет графики для бара — это своя фишка, хотя и дополнительная нагрузка для его барменов (большой привет и спасибо Кате, Наде, Роме и Лёше); для Марии кабинет графики — меценатский проект, пока он разумно интегрирован в бизнес бара; для меня кабинет графики — в первую очередь искусствоведческий проект, связанный с осмыслением и документацией некоторых аспектов современного художественного процесса.

Кабинет графики и бар WöD. © WöD

Расскажите, пожалуйста, про само место, где всё происходит. Вы искали помещение под проект, или оно само вас нашло?

В данном случае место нашло нас и определило формат проекта. В пространстве WöD просто негде хранить ни живопись, ни скульптуру, ни другие объёмные произведения. Поэтому мы решили работать со всем, что на бумаге (рисунок, акварель, гравюры, фотография, зины) и можно уместить в одном шкафу. В этом смысле «кабинет графики» — условное название, одновременно отсылающее к музейной традиции и недвусмысленно указывающее на то, с чем мы не работаем. Мы находимся в благородном месте — на задворках Дома композиторов на Большой Морской улице, 45. Оно не на виду, очень камерное. По соседству с нами Набоковский музей, с которым мы быстро подружились. Мы делим двор с рестораном «Тепло». В реальности WöD выглядит как винный бар, с кухней, характерной для бара. Но на стенах висят графика и фотографии (как минимум по одной работе от каждого художника, которых у нас сейчас 13), а в одном из углов расположился большой шкаф для хранения графики — его мы заказали в профессиональной конторе, работающей с музеями. За чашкой кофе или бокалом вина можно листать каталоги художников, и если что-то заинтересовало, то посмотреть (для этих целей есть пюпитр и перчатки) и приобрести оригиналы, хранящиеся в шкафу. It is as simple as that. Полный онлайн-каталог работ также доступен в Сети.

Каков был первый выставочный проект?

У нас нет выставочного пространства. По этой причине мы называем себя кабинетом, а не, скажем, галереей, — чтобы не обманывать ожидания гостей. Мы планировали со временем освоить соседние пустующие помещения — под выставки, но стало понятно, что финансово не потянем ремонт. Хотя потребность делать выставки есть, и мы стали искать сторонние площадки. Так, совместно с соседним Набоковским музеем сделали серию выставок «Защита Лужина», которая удачно прошла летом 2018-го. Мы также уже успели поучаствовать в арт-ярмарках, в том числе группы «Север-7» в «Севкабель Порт». Экспозиция в интерьерах бара тоже постоянно обновляется, особенно когда работы покупают прямо со стен.

Как вы выбираете художников, с кем взаимодействуете? Могут ли авторы предложить вам свои работы?

Здесь очень много критериев и факторов. Это, не в последнюю очередь, мое профессиональное ви́дение художественной ситуации, трендов, мéста того или иного художника в подобных процессах. Многих художников я знал — и уже сотрудничал с ними в рамках других проектов, ещё до появления WöD. С кем-то познакомились позже: на выставках, ярмарках и портфолио-ревю; кого-то привели мой ассистент Евгений Кузьмичёв или наши художники. Есть и возрастной критерий: мы стараемся работать с художниками моего поколения и младше, то есть нам интересно показать срез того нового, что появилось за последнее время или появляется прямо сейчас. Есть ещё ряд институциональных факторов. Один из них — доступность художника на рынке. Мы работаем с художниками, пока находящимися — условно — между Академией и галереей. Так, есть художники поколения Аси Маракулиной и Ильи Гришаева, с которыми мы были бы рады сотрудничать, но они уже при галереях и на их произведения уже другой порядок цен. У нас же максимальная стоимость произведения, по ряду причин, не может превышать 15 тысяч рублей. Мы понимаем: какие-то из наших художников со временем перейдут в галереи. И это хорошо. Другое институциональное ограничение сказывается непосредственно на том, что у нас намного хуже представлена современная фотография, чем собственно графика. Дело в том, что в городе уже есть авторитетный игрок — «ФотоДепартамент», которого мы очень ценим и рекомендуем. Естественно, петербургские художники представлены лучше, но есть и москвичи, пермяки: для нас не так важна география, как физическая доступность работ. Важно, чтобы у художника были свой, оригинальный язык (мифология), проектность, последовательность, диапазон и какой-то задел, если не уже сложившаяся репутация в художественном мире. Мы работаем, приглашая авторов сами, но всегда отвечаем, если нам пишут, присылают работы.

Чем вы вдохновляетесь?

Одна из идей кабинета графики WöD — сделать русское современное искусство более доступным институционально, экономически и, наверное, эмоционально. Ради этого мы пошли на многое: например, мы имеем дело только с графикой, которая стоит дешевле живописи или скульптуры, у нас очень низкая комиссия (всего 15 процентов), мы работаем с молодыми художниками, и наконец, произведения у нас — естественная часть жилой среды. Мы намекаем на то, что коллекционирование не удел исключительно состоятельных людей. Это посильная и по своей сути созидательная практика. Причастность к художественному процессу — один из способов почувствовать себя современным, как и, например, поход на концерт Хельмута Лахенмана. Мы работаем чуть больше года, но уже заметно какое-то движение: каталоги смотрят и даже крадут, произведения приобретают домой, в подарок друзьям или коллегам либо, скажем, для оформления обложек музыкальных альбомов. Мне лично также не может не нравиться, что WöD обрастает новыми идеями, друзьями и просто интересными рубриками в соцсетях (привет Полине Ермаковой).

Каковы ваши любимые некоммерческие площадки в Европе, чей пример для вас был важен?

Так получилось, что я довольно хорошо знаком с современной арт-сценой Лондона и Хельсинки, хотя по духу мне ближе Берлин. Но боюсь, в случае с WöD мы исходили исключительно из своего понимания местных художественных, социальных и экономических реалий и возможностей. Я не знаю похожих примеров, однако вполне допускаю, что они есть.

Чего ждать в ближайшее время?

С начала этого года у нас появился целый ряд новых художников: Аня Афонина, Марина Стахиева и Грехт. Весной у нас в планах Олег Савунов, Ира Васильева, Таня Черномордова и специальный выпуск графики группы «Север-7». Кроме того, должны выйти очередные выпуски каталогов Ани Андржиевской, Ильи Гришаева, Саши Гарт и Яри Силомяки. У Аси Маракулиной недавно вышел аж четвёртый выпуск каталога! И мы уже думаем над серией летних выставок.

Кабинет графики и бар WöD. © WöD

Как вы пришли в искусство и чем занимаетесь помимо WöD?

Мой заход в современное искусство произошёл через фестиваль SKIF, когда его арт-директором ещё был Алексей Плюснин. Со своей финской подругой я тогда привёз финский мужской хор кричащих Huutajat на SKIF-6. С нашей стороны это была безумная авантюра, сейчас я на такое не решился бы, но тогда получилось хорошее попадание в формат и просто весело. На следующем фестивале я отвечал за современную скандинавскую музыкальную программу, а на SKIF-8 делал то, что мне ближе, — площадку с визуальными искусствами: видеоарт, цифровое искусство и новые медиа. Одновременно работал фрилансером для The St Petersburg Times и ассистентом журнала «Эрмитаж», когда его делали Кира Долинина и Екатерина Видре. Моим последним большим кураторским проектом до отъезда в Лондон оказался междисциплинарный проект «Парадигма/Север», в котором участвовали как художники, так и мои сокурсники и коллеги по Европейскому университету, где я учился тогда. Потом был долгий перерыв на диссертационное исследование в Институте искусства Курто. По моём возвращении мы с друзьями и коллегами провели пять сезонов site-specific-проекта «Витрина районной библиотеки: современное искусство про каждого для каждого». И вот теперь WöD. Я всегда совмещал кураторскую деятельность с академической. Уже пятый год веду семинар по истории художественных институций и практик на факультете истории искусств Европейского университета. Прямо сейчас работаю над учебником на основе этого курса.


Текст: Елена Юшина