17 января 2019

Local: выставочное пространство FFTN

Чатьэкспозиции_Неопознанныйхудожник_ПроектДмитрияДавлечина_2018_CourtesyИАксенова

Мы открываем нашу новую ежемесячную рубрику — Local — про то, что происходит в Петербурге на художественной сцене, и про те пространства и проекты, которые являются важнейшей и не всегда очевидной составляющей современной культуры. Наши герои — люди, меняющие облик города, притом зачастую остающиеся в тени. В первом выпуске — интервью с Ириной Аксёновой, куратором и идеологом вполне уникального места, которое находится «нигде», по словам Ирины. Точнее, рядом с БКЗ, в бывшей мастерской художника Ильи Гришаева.

— Как началось ваше знакомство с пространством FFTN? Когда вы впервые пришли в мастерскую?

— С Ильёй Гришаевым я познакомилась на одной из ярмарок современного искусства, в галерее «Борей», летом 2017-го. Потом мы ещё несколько раз встречались на разных вернисажах и в дружеских тусовках. Разговор о возможном совместном проекте в мастерской Ильи возник ближе к зиме. Когда я впервые туда пришла, то была поражена, каким крошечным оказалось пространство (помещение 4,5 кв. м. — Ред.). Мы пили чай и строили планы по «захвату мира». Я очень жалею, что сейчас не хватает времени на такие чаепития с друзьями в FFTN. Сейчас Илья 90 процентов времени проводит в Перми, поэтому планирование и даже монтаж происходят в режиме виртуального общения. Между нами идёт постоянный обмен информацией, мнениями, переживаниями — и эта «кухня» не менее ценна, чем выставки. Иногда, когда я настолько измучена оргвопросами, что совсем перестаю понимать, зачем вообще это всё нужно, Илья может как будто случайно сказать пару фраз, которые сразу возвращают процессу необходимый уровень тонкости.

— Название FFTN — какие есть скрытые прочтения?

 — FFTN — сокращение от fifteen, пятнадцать. Название Илья придумал задолго до нашего знакомства, и я довольно легко срослась с этим названием. Традиционно мы говорим, что 15 зрителей могут одновременно смотреть искусство в нашем помещении, 15 работ лучше всего смотрятся в наших стенах и 15 секунд нужно потратить на каждую из них. Но это лишь «официальная» версия; я надеюсь, уже возникла не одна альтернативная.

Ирина Аксёнова

— Расскажите про самый первый проект.

— Самый первый выставочный проект был ещё в 2015 или 2016 году, и о нём я слышала лишь легенды. Новая история началась с выставки Миши Greht’а в декабре 2017-го. Мы и сейчас с ним продолжаем работать, приглашаем в групповые проекты.

— Как строится программа: по дружественному принципу, или вы стараетесь открывать новых для себя авторов? 

— У нас нет чёткой стратегии, как составлять программу. Да, мы зовём многих друзей и знакомых, поскольку хорошо представляем, что они делают. Приглашаем художников, чьи работы нам понравились на каком-нибудь внешнем мероприятии. Нам также часто пишут на адрес FFTN и присылают идеи проектов — достаточно много заявок мы потом включаем в свой выставочный план.

Кирилл Гаршин. Шесть сокровенных. 2018. Собственность: Кирилл Гаршин

— Расскажите про такие проекты.

— Из случившихся мне сразу вспоминается проект Димы Давлечина из Волгограда. Он назывался «Неопознанный художник». Это был алтарь Ильи Кабакова, где альтер эго художника приносило жертвы и взывало к его силе, чтобы стать знаменитым. В то время в Эрмитаже проходила выставка Ильи и Эмилии Кабаковых «В будущее возьмут не всех», и, сами того не ожидая, мы вступили с ними в диалог. С Димой мы познакомились только в момент организации его проекта, но ему хватило смелости после пары скайпов приехать к нам и сделать проект в чужом городе.

— Продакшн выставок оплачивают сами авторы? Как проходит работа в настолько непростых условиях нон-профит-пространства?

— Да, мы предоставляем пространство, инструменты, можем помочь найти нужную технику. С кем-то из художников мы работаем как кураторы, если на это есть запрос. Всё остальное — ответственность автора. Поскольку у нас посильная аренда, мы не испытываем больших сложностей в текущих условиях. Да и художникам, я думаю, тоже интересна возможность получить пространство во временное владение и наконец осуществить те эксперименты, на которые более институализированные места не решились бы.

Конечно, нам хотелось бы привозить авторов из других городов, из-за рубежа за наш счёт, но тогда фандрайзинг и отчётность будут требовать времени, которого ни у меня, ни у Ильи пока нет.

— Расскажите о нескольких особенно важных для вас проектах. И что у вас в планах? 

— В конце марта мы делаем выставку в Москве, в Доме на набережной, а потом сразу едем на независимую ярмарку Supermarket в Стокгольм. Параллельно формируем программу на весну–лето-2019: мы решили показывать больше художников из других городов, а также передавать пространство другим кураторам на срок до месяца. В январе продолжим воронежский сезон: 20–23 января — проект Available Нади Синозерской, 26–29 января — групповая выставка выпускников образовательной программы Воронежского центра современного искусства. Затем у нас серия международных выставок, курируемых Александрой Генераловой. Далее мы привезём московских художников и покажем немного питерского искусства. Где-то среди этого безобразия — персональный проект Ильи Гришаева.

— Ира, как вы пришли в искусство? И чем вы занимаетесь на своей работе в ГМЗ «Петергоф»?

 — В начале 2000-х я пришла в некоммерческий сектор — и долгие 10 лет занималась образовательными и культурными проектами как менеджер. В определённый момент я поняла, что искусство меня интересует гораздо больше. В 2013 году мы с подругой сделали в Воронеже практически с нуля фестиваль стрит-арта «Здесь», просуществовавший несколько сезонов. В городе до сих пор остались муралы от крутых российских художников, которые к нам приезжали. Настоящая инициация произошла уже в команде Воронежского центра современного искусства. Кстати, свою первую выставку в Питере я делала в 2016 году: в галерее «Люда» были молодые художники «второй воронежской волны». История с Воронежским центром современного искусства до сих пор не завершилась полностью: мы регулярно советуем друг другу тех или иных художников, делимся творческими сложностями и поддерживаем друг друга.

В ГМЗ «Петергоф» я работаю с весны 2016 года — ведущим специалистом отдела выставочных проектов. Мы с коллегами курируем музейные и межмузейные выставки: концепция, отбор предметов, аннотации, документы, монтаж и пр. — всё входит в зону нашей ответственности.


Текст: Елена Юшина

Заглавная иллюстрация: часть экспозиции «Неопознанный художник». Проект Дмитрия Давлечина. 2018. Предоставлено Ириной Аксёновой