18 ноября 2019

Выбор критика: музыкальные события ноября–декабря от Гюляры Садых-заде

Билл Виола

Дождливый и серый ноябрь стимулирует тягу к прекрасному: ложи, как говорится, блещут, и театры полны. В Петербурге вал событий накрывает с головой; от обилия театрально-музыкальных предложений разбегаются глаза, дыхание захватывает, а ум констатирует, что на всё успеть физически невозможно. Ноябрь — один из двух пиков сезона; второй традиционно приходится на май–июнь.

В ноябре в городе одновременно идут три важных фестиваля: XXXI Международный фестиваль новой музыки «Звуковые пути», мультижанровый (по преимуществу балетный) фестиваль «Дягилев. Постскриптум», празднующий свой 10-летний юбилей, а кроме того, продолжается могучая программа Театральной олимпиады, в афише которой, под занавес Года театра в России, красуются раритеты и уникальные спектакли пограничной жанровой принадлежности, отчасти заимствованные из программы московского фестиваля NET, но не только. Добавьте к тому трёхдневный марафон Культурного форума с его заседаниями, потоками и вечерней культпрограммой — и станет понятно, что ноябрь, по части музыкально-театральной жизни, месяц особенный.

Филармоническая жизнь в Питере между тем идёт своим чередом: неспешно, накапливая силы к предновогоднему рывку. По-настоящему интересных концертов в ноябре немного; один из них уже прошёл — Реквием Верди, исполненный силами хора и оркестра MusicAeterna под управлением Теодора Курентзиса. Но кое-что заслуживающее внимания случится и в конце ноября — начале декабря: выступление Юлии Лежневой с высококлассным немецким барочным оркестром Concerto Köln и большой монографический концерт, посвящённый юбилею Альфреда Шнитке. Впрочем, обо всём по порядку.

XXXI Международный фестиваль новой музыки «Звуковые пути»

17–24 ноября

Александр Радвилович

Композитор Александр Радвилович, основавший на заре перестройки первый в Петербурге фестиваль современной музыки, вряд ли заглядывал тогда на 30 лет вперёд. Однако постепенно его фестиваль стал неотъемлемой частью музыкального ландшафта города, исполняя и просветительскую, и чисто художественную функцию. Фестиваль действительно сделался окном, прорубленным в сторону музыкальной Европы; это окно впустило в затхлую атмосферу тогдашнего Петербурга толику свежего воздуха и новые музыкальные идеи. Восполняя чудовищные пробелы в наших представлениях об актуальной музыке и современном композиторском процессе, «Звуковые пути» сразу же стали знакомить публику с классикой ХХ века: Джордж Крам, Лучано Берио, Мортон Фелдман — вперемежку с музыкой петербургских авторов. Эта модель оказалась вполне жизнеспособной, и сейчас фестиваль представляет в своих концертах много новых сочинений, за что заслуженно получил название «фестиваля премьер». В нынешнем году на «Звуковых путях» будет исполнено 35 мировых и 16 российских премьер, которые представят МАСМ (Московский ансамбль современной музыки), датский ансамбль Rudersdal Chamber Players, немецкие музыканты International Music Ensemble Augsburg, петербургский МолОт-ансамбль, Mariinsky New Music Ensemble и др. Несколько программ будет посвящено юбилеям: Альфреда Шнитке (к 85-летию со дня рождения), Эдисона Денисова (к 90-летию со дня рождения), Галины Уствольской (к 100-летию со дня рождения), американца Джорджа Крама — он приезжал на «Звуковые пути» в 1997 году, а в минувшем октябре отметил 90-летие.

17 ноября, Дом композиторов

На открытии фестиваля прозвучит музыка Александра Нестерова; этот концерт посвящён памяти композитора, много лет возглавлявшего Музфонд при Союзе композиторов Санкт-Петербурга. Часовая мемориальная программа откроет концертный марафон, который продолжится выступлениями приглашённых ансамблей и уникальным для наших широт исполнением сочинений Крама: «Одиннадцать эхо осени» для подготовленного рояля, флейты, кларнета и скрипки и «Маленькая полуночная музыка» для фортепиано соло. В пандан к ним прозвучит новое сочинение Леонида Резетдинова — «Космос Крама».

18 и 23 ноября, МЗФ

Два концерта фестиваля пройдут в Малом зале Филармонии, и вот их пропускать уж точно не стоит. На первом прозвучат Альпийский реквием Радвиловича для усиленного вокального квартета, фортепиано и ударных и монологи по Саше Соколову «Школа для дураков» Анатолия Королёва. Изысканную программу «Вихрь времени» из сочинений Эдисона Денисова, Хельмута Лахенманна, Сальваторе Шаррино, Жерара Цинстага и Жерара Гризе сыграют 23-го в МЗФ музыканты МАСМ; частично она уже была опробована ими два года назад в Москве, на фестивале «Другое пространство».

24 ноября, костёл Святого Станислава

Программа заключительного концерта называется «Реверсивная поэзия» и сфокусирована вокруг старинного жанра мадригала, показанного и в его эталонных позднеренессансных образцах (три мадригала Джезуальдо ди Венозы), и в позднейших изводах и рефлексиях на жанр — таких композиторов, как Майкл Финнисси, Сальваторе Шаррино, Дьёрдь Лигети и Александр Попов.

X Международный фестиваль искусств «Дягилев. Постскриптум»

14 ноября — 1 декабря

Это обширный мультикультурный фестиваль, сосредоточенный преимущественно на балете и современном танце, с мощной образовательной и культурно-просветительской инфраструктурой. Новые прочтения балетной классики и классика модерна — такова основная программа, вокруг которой располагаются события off: лекции, мастер-классы, солидная научная конференция, выставки, встречи с хореографами, круглые столы; 17 ноября затевается интеллектуальная игра «В круге Дягилевом. Кто есть кто?» в модном пространстве «Севкабель Порт».

В этом году фестиваль празднует юбилей; он возник 10 лет назад, в честь 100-летия легендарных дягилевских Ballets Russes, как продолжатель, хранитель и в некотором смысле наследник Русских сезонов, перенесённых на отечественную почву. В юбилейный год его программа впрямую рифмуется с деятельностью великого импресарио, инициировавшего создание стольких балетных шедевров.

22 ноября, ТЮЗ имени А. А. Брянцева

«Свадебка» / «Весна священная»

Постановка «Свадебка». Предоставлено пресс-службой фестиваля

«Свадебка» Татьяны Багановой и театра «Провинциальные танцы» поставлена в далёком 2000 году, но отнюдь не утратила драйва и по-прежнему заводит публику хороводами, разухабистыми притопами и квазинародными плясками, живописуя архаизированный Стравинским деревенский свадебный ритуал. «Весну священную» — ещё один, важнейший для истории балета опус Стравинского — привозит на фестиваль ирландская танцевальная компания Eriu. В версии хореографа, в прошлом — танцора Riverdance, Брендана де Галли «Весна» предстанет густо замешенной на ирландском народном танце степданс.

27 ноября, ТЮЗ имени А. А. Брянцева

«Идиот» Сабуро Тэсигавары

Спектакль одного из самых заметных японских хореографов сегодня — из разряда must-see; «Идиот» принадлежит к числу наиболее выдающихся его работ. Художник-универсал, Тэсигавара сам станцует в спектакле-дуэте, с Рихоко Сато (Настасья Филипповна); спектакль длится один час, премьера его прошла в 2018 году в Париже. Хореографический язык включает классический балет, буто и элементы свободного танца. Сабуро Тэсигавара — художник, он сам придумывает свет и костюмы и воплощает сразу двух персонажей: князя Мышкина и Рогожина. Музыкальное оформление — «Русский вальс» Шостаковича.

28 ноября, Театр-фестиваль «Балтийский дом»

«Кармен»

Постановка «Кармен». Предоставлено пресс-службой фестиваля

Драма-опера-балет — так обозначен в афише жанр синтетического спектакля по новелле Мериме и опере Бизе. Павел Каплевич, театральный художник и по совместительству продюсер оперно-театральных проектов, называет получившийся продукт «полиформой». Состав постановочной команды впечатляет: Каплевичу удалось собрать вместе амбициозных и успешных художников среднего поколения. Режиссёр — Максим Диденко, выходец из театра АХЕ; хореограф Владимир Варнава успешно строит свою карьеру в Мариинском театре; музыку главного шедевра Бизе обработал композитор Алексей Сюмак; оформила спектакль известная художница и галеристка Айдан Салахова. Дирижирует ансамблем Questa Musica Филипп Чижевский. Так что зрелище обещает быть как минимум любопытным.

1 декабря, Детский театр Бориса Эйфмана

Матс Эк и Ана Лагуна. Memory

Самое интригующее организаторы фестиваля приберегли под конец. Легендарная пара — Матс Эк, который ещё в январе 2016 года объявил о завершении своей карьеры, и его супруга и муза Ана Лагуна, шведская танцовщица испанского происхождения, танцевавшая с Рудольфом Нуреевым и Михаилом Барышниковым, — выступит в спектакле-дуэте Memory: будут представлены хореографические опусы «Топор» и «Память», а также видеофильм «Старуха и дверь», посвящённый Биргит Кульберг, матери Матса Эка, танцовщице и хореографу, основательнице Кульберг-балета.

Мариинский театр

16 и 21 ноября, Концертный зал

«Дафнис и Хлоя»

Очередная премьера, на сей раз балетная, — и снова в Концертном зале: за «Пеллеасом и Мелизандой» Дебюсси следует «Дафнис и Хлоя» Равеля, причём спустя день после представления «Дафниса и Хлои» Майо на открытии фестиваля «Дягилев. Постскриптум». Совпадение? Едва ли. Но, как бы то ни было, импрессионистический дискурс в Мариинском театре продолжается, причём с участием Валерия Гергиева, который будет за дирижёрским пультом в вечер премьеры.

Ставит «Дафниса» Владимир Варнава — хореограф, немало озадачивший публику своей версией «Петрушки» Стравинского, где было до изумления мало собственно хореографического текста. Вторая его работа в Мариинском — балет Бориса Тищенко «Ярославна. Затмение» — также не убедила. Трудно предсказать, увенчается ли успехом обращение Варнавы к шедевру Равеля и как он решит трактовать чистую любовь двух юных существ, живущих на лоне мирной природы. Музыка балета располагает к изящным решениям — партитура выписана тончайшими оркестровыми красками. Переливчатые тембры арфы, буколические картины природы, музыкальное пиршество восхода солнца: надо полагать, всё это звуковое великолепие будет достойно сыграно оркестром Мариинского театра. Так что на премьеру балета стоит пойти, хотя бы ради музыки Равеля.

20 ноября, Концертный зал

Клавирабенд Петра Андершевского

Пётр Андершевский. Предоставлено пресс-службой Мариинского театра

Польский пианист с мировой известностью принадлежит к музыкантам, в игре которых интеллектуализм преобладает над чувственно-эмоциональным началом. В Петербург Андершевский приезжал год назад, а сейчас, в ноябре, его сольный концерт воспринимается как превью обширного декабрьского фестиваля «Лики современного пианизма». Андершевский выступит с программой, маркирующей три важнейших эпохи в истории фортепианной музыки: барокко, классицизм, романтизм. Три прелюдии из II тома «Хорошо темперированного клавира» (ми-бемоль мажор, ля-бемоль мажор и соль-диез минор), малоизвестный опус Роберта Шумана «Семь пьес в форме фугетт» (ор. 126) и предпоследняя, 31-я соната Бетховена ля-бемоль мажор… на первый взгляд, эти сочинения мало что объединяет, однако общее начало в них есть — полифония. Фугетты Шумана, клавирные фуги Баха и огромная, составленная из двух частей фуга в бетховенской сонате как раз воплощают интеллектуальное начало, которое в музыке сопрягается с полифоническим стилем изложения. А возникающие внутри программы тональные связи сообщают программе единство и стройность композиции.

Санкт-Петербургская филармония

28 ноября, БЗФ

Юлия Лежнева и Concerto Köln

Юлия Лежнева, обладательница ангельски нежного и светоносного сопрано, считается одной из лучших барочных певиц нашего времени. Поразительная ровность голосоведения, серебристый блеск виртуозных колоратур, исполняемых с такой лёгкостью и ясной интонацией, что это кажется невероятным, восхитительная точность и ясность фразировки — вот что привлекает публику на её концерты. В нынешний приезд Юлия выступает с одним из самых заслуженных и авторитетных ансамблей барочной музыки — Concerto Köln. В программе — арии из опер и инструментальные сочинения Вивальди, Генделя, Порпоры и Грауна.

10 декабря, БЗФ

«История доктора Иоганна Фауста»

К 85-летию Альфреда Шнитке Академический симфонический оркестр Филармонии (АСО) и три хора — Санкт-Петербургской консерватории, Хоровой коллегии и концертный хор Санкт-Петербургского института культуры — готовят большой монографический концерт, составленный из очень важных опусов Альфреда Гарриевича. Откроет программу кантата «История доктора Иоганна Фауста», продолжит — Концерт для фортепиано с оркестром, где сольную партию исполнит замечательный музыкант Николай Мажара, а завершит вечер «Ревизская сказка» — сюита, составленная из музыки к одноимённому спектаклю Театра на Таганке. Но, разумеется, наибольший интерес вызовет исполнение кантаты «История доктора Иоганна Фауста» — сочинения, в своё время ставшего сенсацией и, пожалуй, самого знаменитого в творческом наследии Шнитке. Российская премьера его состоялась в Концертном зале Чайковского 23 октября 1983 года и оказалась историческим событием, о коем очевидцы рассказывают до сих пор. Начнём с того, что изначально одна из партий — «жестокого карателя» — предназначалась для Аллы Пугачёвой, в которой композитор видел воплощение, квинтэссенцию вселенской пошлости. А пошлость в его сознании ассоциировалась с дьявольским, мефистофельским началом. Однако после репетиции певица отказалась участвовать в исполнении, а потом кантату и вовсе запретили. Поэтому мировая премьера прошла на Западе.

Опус, названный кантатой, скорее относится к ораториальному жанру — по масштабам, огромному составу исполнителей и по номерной конструкции, но главным образом содержательно. Фактически Шнитке, опираясь на текст народной легенды о докторе Фаустусе, опубликованной в «Народной книге» Шписа в 1587 году, за 200 лет до появления поэмы Гёте, создал жанр «антипассионов» — «негативных Страстей», согласно его собственной дефиниции. Каноническое распределение партий по голосам — такое же, как в пассионах, только со знаком «минус». Есть и Рассказчик (Евангелист), партия которого поручена тенору. Но место Христа в антипассионах занимает учёный-чернокнижник Фауст, поющий басом, что также соответствует традиции, поскольку обычно партия Иисуса поручается баритону или бас-баритону. А вот партия искусителя-Мефистофеля раздваивается. Бес предстаёт в двух ипостасях: «сладкоголосого обольстителя», партия которого передана контратенору (на премьере пел Эрик Курмангалиев), и «жестокого карателя», партия которого «в ритме танго» написана для контральто (на московской премьере её спела Раиса Котова).

Композитор вычленил из старинной легенды лишь один, ключевой эпизод, сосредоточившись на описании смерти чернокнижника: она наступила в полночь, когда часы пробили 12 ударов. И здесь параллели с пассионами налицо: сама ситуация прощального ужина с друзьями подобна Тайной вечере; на ужине Фауст, предвидя ужасный конец, просит друзей бодрствовать с ним эту ночь, но остаётся один в роковой час смерти. Назидание грешникам звучит в заключительном хорале: «Так бодрствуйте, бдите! Всечасно враг наш лютый, диавол, жаждет жертв!»

БДТ, Фанерный театр

Программа современного искусства в БДТ

Вид на Фанерный театр. Предоставлено пресс-службой БДТ имени Г. А. Товстоногова

Обширная программа современного искусства в БДТ, придуманная и организованная совместно с Фондом современного искусства «ПРО АРТЕ», развернётся внутри, вокруг и около Фанерного театра, сооружённого в фойе Большого драматического. В ней много интересного: «живые картины» пионера американского видеоарта Билла Виолы «Квинтет изумлённых» и «Три женщины», которые можно увидеть на Основной сцене из ложи Фанерного театра; фестиваль работ бельгийца Яна Фабра, который пройдёт с 2 по 16 декабря и главным событием которого станет мировая премьера спектакля Resurrexit Cassandra («Воскресение Кассандры») на второй сцене БДТ, в Каменноостровском театре.

6 и 10 декабря, Фанерный театр

«Архитектон Тета» Бориса Филановского

В программу БДТ включена и новая музыка: в начале декабря пройдёт премьера монументального, судя по продолжительности, опуса Бориса Филановского «Архитектон Тета» — звуковой скульптуры для ансамбля, хора и слушателей в движении. Сочинение на 70 минут создано в расчёте на пространство Фанерного театра по заказу БДТ и фонда «ПРО АРТЕ», в котором Филановский 12 лет, с 2000-го по 2012-й, возглавлял им же созданный ансамбль современной музыки eNsemble, пока не уехал сначала в Израиль, а оттуда в Берлин — в качестве стипендиата DAAD. Теперь он время от времени появляется то в Петербурге, то в Москве со своими новыми опусами. Музыка Филановского, как правило, написана сложно и плотно по фактуре и информативной насыщенности. В данном случае автор создаёт из ансамбля и хора «сложное звучащее тело, превращая архитектурную инсталляцию в гигантский музыкальный инструмент». Вот что пишет о своём новом сочинении композитор: «Это решение необычно: как правило, в пространственной композиции слушатель либо находится на пересечении звуковых потоков, либо должен переходить от одного обособленного звукового объекта к другому. На такой подход меня навела неопределимость, уникальность Фанерного театра, напрямую связанная с супрематизмом: это не архитектура, не инженерия и не скульптура, а всё сразу — плюс музыкальный инструмент, из-за резонаторных свойств фанеры. Так что результат вряд ли можно назвать музыкальным произведением; здесь мы имеем дело с неким аналогом “движения живописных плоскостей” Малевича, которое я постарался развернуть во времени и звуке». 

Театральная олимпиада

12 декабря, Театр имени В. Ф. Комиссаржевской

Zauberland Кэти Митчелл

Постановка Zauberland («Волшебная страна»), режиссёр Кэти Митчелл. Предоставлено пресс-службой Театральной олимпиады

Спектакль театра «Буф дю Нор» Zauberland («Волшебная страна») длится 75 минут, и всё это время звучит музыка. Песни из вокального цикла Роберта Шумана «Любовь поэта» на стихи Генриха Гейне перемежаются песнями Бернара Фоккруля, композитора и — в недавнем прошлом — интенданта крупнейшего во Франции фестиваля в Экс-ан-Провансе. Именно там обрела мировую славу режиссёр Кэти Митчелл, поставив оперу британца Джорджа Бенджамина «Написано на коже», моментально превратившуюся в классику XXI века — не в последнюю очередь благодаря либретто Мартина Кримпа, английского драматурга и постоянного соавтора Бенджамина. Кримп создал тексты для 16 песен Фоккруля, которые прозвучат в исполнении Джулии Баллок, американской оперной певицы, лауреата премии «Грэмми» и других музыкальных наград. В центре повествования — молодая беременная женщина, бегущая из Алеппо, спасаясь от ужасов войны и насилия. Она оседает в Кёльне, рожает там дочь и получает возможность продолжить карьеру оперной певицы: мечтает исполнить «Любовь поэта» Шумана, романтический цикл, каковой в её представлении связан с волшебной страной Запада — Zauberland. Четыре актёра — три мужчины и женщина — конкретизируют сценарий, сцена за сценой, являя взору то накрытые трупы на тачках, то невесту, танцующую на сцене, которая позже оказывается залитой бензином. Снег падает в одном углу сцены, витрины с обнажёнными куклами Барби появляются на другом. Спектакль безупречен, сценический аппарат Митчелл работает превосходно, но, учитывая предмет, он почти шокирующе неподвижен.


Текст: Гюляра Садых-заде

Заглавная иллюстрация: кадр из видео Билла Виолы «Квинтет изумлённых»