4 октября 2018

«А и Б сидели на трубе»

IMG_5776

Куратор выставки «А и Б сидели на трубе» в Государственном центре современного искусства (ГЦСИ) в составе РОСИЗО в Москве, ведущий научный сотрудник Отдела новейших течений Государственного Русского музея Олеся Туркина в интервью Елене Юшиной — о загадках петербургского искусства и принципах коллажа, монтажа и ассамбляжа.

— Олеся, расскажите, пожалуйста, про название выставки «А и Б сидели на трубе». Где у нас «И» сегодня?

— «А и Б сидели на трубе» — это логическая загадка, которая заставляет нас обратить внимание на союз «и». С одной стороны, это союз, а с другой — буква. Коллаж, монтаж и ассамбляж в начале XX века перевернули искусство и вычленили ранее незаметное, как фактура, фон, повседневность, шум улиц… Брак и Пикассо включали фрагменты газет, клеёнок и т. д. Аристарх Лентулов вклеивал фольгу.

— Присутствуют ли на выставке авангардные работы того времени?

— Авангардных работ у нас нет, поскольку не стояло такой задачи. И 12 лет назад в Государственном Русском музее прошла выставка «Коллаж в России. ХХ век», на которой было показано много авангардных работ из государственных коллекций. На нашей выставке «А и Б сидели на трубе» собраны произведения современных художников, с включением двух важных эпох. Первая референция — это Евгений Рухин, легендарный ленинградский художник, который в конце 1960-х начал работать с ассамбляжем. Рухин наклеивал на холст ножки стула, мышеловки и другие объекты (как он писал: «То, что цивилизация выкидывает на помойку»), производя таким способом совершенно революционные авангардные произведения. Кроме того, важно, что Рухин был связующим звеном между Ленинградом и Москвой, он дружил с Оскаром Рабиным и был одним из вдохновителей «Бульдозерной выставки». У нас будет представлена уникальная, редко экспонируемая работа Рухина «Картина. Композиция» 1972 года из коллекции РОСИЗО. Для художников 1960–1970-х коллаж, монтаж и ассамбляж были средством бороться с господствующей идеологией, доводя её до абсурда. Идеология рассказывала лишь одну историю о советском райском времени. Рухин не писал никакой истории, он вклеивал объекты подобно дадаистам. 

— Вторая референция — это 1980-е годы?

— Да. Это Тимур Новиков, пропагандист коллажа, авангарда и Кулешова, который ввёл в 1917 году понятие «монтаж». Он писал под псевдонимом Потапов о коллажах в музыке, в новом искусстве. На входе — работа Тимура Новикова «Петродворец» 1985 года, которая не экспонировалась много лет. В этой работе Тимур переосмыслил картинную плоскость на пути к изобретению знаковой перспективы. Точка входа на выставке — Тимур Новиков, точка выхода — Евгений Рухин.

— Между ними располагаются современные художники?

— В том числе те, кто тесно связан с творчеством Новикова. В экспозиции представлено экспериментальное кино «Новых композиторов»: они одними из первых в России стали использовать электронные семплы. Также представлена Школа «Инженеры искусств» с видео, одно из которых было создано специально для музыки Сергея Курёхина, а другое использовалось во время выступления группы «Поп-механика». Также представлены работы Бориса Казакова — новый, изобретённый им тип анимации, которая накладывается на политическую речь.

В проекте участвует молодая художница Татьяна Ахметгалиева с новой работой «День Полный Надежды» с идеей повтора и бесконечной крутящейся карусели. Кроме того, представлены работы 2017–2018 годов Владимира Козина с изображением известных художников, символами национальной идентификации и повседневными предметами, например «Высокое и низкое. Гитара Пикассо с мухобойкой и мышеловкой». Молодой художник Семён Мотолянец показывает работы из серии «Остатки» с отсылками к Браку и Пикассо и мусором из своей мастерской. Андрей Рудьев в картину «Панк и художник» вклеивает глаза, выступая подобно Жану Кокто в «Смерти Орфея», когда тот рисовал «чужие» глаза смерти. В творчестве Петра Белого ассамбляж не менее важен, как и археология памяти. Белый работает с теми предметами, на которых остаются следы истории. «Январь, февраль, март, апрель» — это серия пейзажей, собранных из старых петербургских подоконников, пил и неонового цвета.

Татьяна Ахметгалиева на фоне своей работы. Видео «День Полный Надежды». 2018. Предоставлено Олесей Туркиной

Формалистские работы Елены Губановой и Ивана Говоркова напрямую отсылают к началу XX века, где главным элементом монтажа становится тень. С помощью специального освещения, гаснущего и вспыхивающего, на какой-то момент вы видите другое изображение. Валерий Гриковский составляет работы из крошечных рисунков, прикреплённых булавками к поверхности. Чтобы собрать изображение воедино, необходимо найти правильную точку.

Александр Шишкин-Хокусай в новой серии «Кровавые фонтаны в сказочной стране вампиров» соединяет привычные для себя барочные рамы из фанеры с экранами, на которых изображены кровоточащие скульптуры, потоки и принцип монтажно-коллажного мышления.

Лайтбокс Марины Алексеевой «Поезд» рассказывает нам о буйной смене впечатлений, возникающей благодаря развитию НТР и движению в XX веке. Почему мы раскачиваемся, как писал Ларионов, когда проезжает трамвай, пробегает кошка и проходит дама? На щеке у этой дамы мы видим одновременно трамвай и кошку, все движущиеся изображения накладываются друг на друга.

— Давайте вернёмся к «А и Б».

— Если разгадывать эту загадку, то мы ищем проявление фактуры, сопоставляем алогические принципы, открытые в начале XX века и ставшие важными в 1960–1970-х годах в Советском Союзе и в 1950-х годах на Западе. Эти принципы легли в основу искусства как перестроечного, так и сегодняшнего. 

— Насколько это особенная история для петербургского искусства?

— Изначально это выставка петербургского коллажа, и здесь важно внимание к фактуре, то, что Татлин назвал «подбором материалов». Фактурность и монтаж всегда были значимы для петербургского искусства. В параллельной программе будет показан снятый в 1991 году монтажный фильм Олега Ковалова «Сады скорпиона», который он собрал из фрагментов советского кино, деидеологизировав идеологию. Монтаж, коллаж и ассамбляж — это способы переворачивания мира. В рамках выставки состоится концерт Валерия Алахова, пионера монтажно-коллажного способа создания электронной музыки в России.

Семён Мотолянец. Большая зелёная композиция. Серия «Остатки». 2017. Предоставлено Галереей Марины Гисич

— Коллаж, ассамбляж и монтаж изменились за последние 100 лет?

— Они становятся особенно актуальными, когда происходят события политического значения. Например, в работах Татьяны Ахметгалиевой присутствуют повторы, раскрашивания, закручивания, классические для коллажа и монтажа начала XX столетия. С другой стороны, Татьяна использует новые медиа, новые программы и типы съёмок. Медиа меняются, а метод остаётся. В момент виртуализации мира, когда материальное исчезает, фактура материала, ассамбляжность и объёмность становятся очень важными для искусства.


Выставка открыта в ГЦСИ (Москва) в составе РОСИЗО в Москве с 5 октября по 18 ноября 2018 года.

Заглавная иллюстрация: ассамбляж Владимира Козина «Данное: Бюст Пушкина, ДАДА, мебельная фурнитура» (2018). Предоставлено Олесей Туркиной