16 марта 2020

Неодети: Станислав Савицкий о «Неоинфантилизме» Петра Белого

«Неоинфантилизм» — имя дико. И как будто хорошего не сулит. То ли речь идет о затянувшемся детстве, что в наши времена не роскошь, а неоправданный риск. То ли это провозглашение «новой ребячливости», бросающей вызов «миру взрослых» — да ведь только сейчас не романтические шестидесятые. То ли это очередное звонкое словцо, которыми так богаты наши живущие измышленными новостными поводами дни. Словцо, согласитесь, действительно броское, да еще на афишах проекта, сомасштабного которому в Петербурге за последнее время что-то не припомнить. «Неоинфантилизм» идет сразу на трех площадках. Одна часть — в арт-пространстве ДК Громов, где наряду с концертами, спектаклями и дискуссиями устраивают выставки на все вкусы. Другая — в Name Gallery, ищущей на современной российской арт-сцене параллельно работе с несколькими известными художниками новые имена, в чем зачастую галерее сопутствует удача. Эпицентр же «неоинфантилизма» — в галерее «Люда», которая вот уже более десяти лет держит в тонусе местную художественную публику, всегда готовую спустить на тормозах любые дела, а то и вовсе проспать все на свете.

Трехчастный проект был придуман здесь, на задворках Александро-Невской Лавры, в буферной зоне, где современное искусство соседствует со складами, «развал-схождением» и среднеоптовыми дистрибьютерами. Его курируют Петр Белый, Александр Дашевский, Вероника Никифорова и Анастасия Скворцова, его инициатор — художник Петр Белый, давно известный не только как автор инсталляций и объектов, но и как один из наиболее изобретательных и удачливых русских кураторов.

Фото: Галерея «Люда»

«Неоинфантилизм» — продолжение давней истории. Лет десять назад в Перми, где в те времена с легкой руки Марата Гельмана воцарилось современное искусство, Петр Белый сделал выставку «Гидропоника». На ней были представлены работы молодых художников, многие из которых теперь достаточно или даже очень известны. Броское название проекта поддразнивало участников, которым, по мнению куратора, не помешало бы стать ближе к реальной жизни. Тогда арт-сообщество так рьяно искало молодые таланты, что художникам старших поколений казалось, что молодежь приходит на все готовенькое. В самом деле, и в семидесятые, и в восьмидесятые, и в девяностые путь contemporary artist был тернист. А тут вдруг — тепличные условия: только пожелай быть художником — все тебе на блюдечке с голубой каемочкой. «Гидропоника» с переменным успехом изживала «тепличность» двадцатилетних.

Фото: Галерея «Люда»

Десять лет спустя Петр Белый не столь задирист, но не менее настойчив в желании работать как с теми, кто моложе его, так и с теми, кто видит в искусстве иной опыт. Для Белого, сформировавшегося в годы перестройки, закаленного 1991-м и прекрасно помнящего, какой была жизнь в нашей стране до Горбачева и Ельцина, художник — это личность, живущая в большой истории. И даже если эпоха обращает надежды на преобразования в разочарование, искусство не может не знать пафоса. Арт, по Петру Белому, монументален. Между тем среди современных художников много тех, кому не интересны ни невероятные девяностые, ни меланхолия, которую навевают воспоминания о советском времени, ни текущая повестка дня. Это, разумеется, вовсе не беспечность или отказ думать в искусстве о современности. Тем не менее, в представлениях Петра Белого это свидетельствует об игнорировании истории, как она понимается перестроечным поколением, к которому принадлежит инициатор проекта.

В «Неоинфантилизме» он пригласил участвовать художников из Москвы и Петербурга. Москвичи в значительной мере представлены учениками Сергея Браткова, преподающего в Школе фотографии и мультимедиа имени Родченко. Петербуржцы — художниками, начинающими свой творческий путь, среди которых, впрочем, есть и уже известные — например, Леонид Цхэ, много работавший с арт-базой «Север-7». Идея выставки, проходящей на нескольких площадках, близка тому же «Северу», в прошлом году устроившему арт-фестиваль в Новом музее современного искусства и в галерее Anna Nova. Впрочем, несколько площадок — это еще что: два последних фестиваля «Документа» рассредотачивали экспозиционное пространство между несколькими странами.

Фото: Галерея «Люда»

«Неоинфантилизм» — триумф живописи, графики и скульптуры. Ничего медийного, акционистского или постконцептуалистского в «Громове», «Люде» и Name Gallery нет. Здесь много неоабстракционистских и неоэкспрессионистских работ, коллажей, ассамбляжей. Признаков contemporary art, как он сложился в постмодернистские времена, не наблюдается. Антиисторическое в представлениях Петр Белого искусство традиционно по технике и языку. Это то, что по старинке называют изобразительным искусством — и его дистанцированность от новейших реинкарнаций арта поистине удивительна. Как и пермская «Гидропоника», «Неоинфантилизм» показывает нам иной, неожиданный срез современного искусства. И, в конечном счете, размышления об искусстве и истории уходят на третий или четвертый план. Перед нами — новое искусство, художники, которых еще ждет слава, произведения, говорящие сами за себя, но не вошедшие в наборы файлов, всегда готовые выпрыгнуть к нам из Google Images. Возможно, это то новое, что принесли нам 2010-е, в таком случае «Неоинфатилизм» — первый итог прошедшего десятилетия. Возможно, это уже начало 2020-х — и тогда в недалеком будущем многие участники проекта заявят о себе во всеуслышание.


Заглавная иллюстрация: Галерея «Люда»