10 мая 2018

Обязательны к посещению. Главные выставки 2018 года: выбор Дмитрия Озеркова

Robert Barry, Changing, 2018 // Alfonso Artiaco, Cristina Guerra Contemporary Art, Galerie Greta Meert, Galleria Massimo Minini, Sfeir-Semler Gallery // Courtesy Art Basel

В конце апреля заведующий Отделом современного искусства Эрмитажа Дмитрий Озерков выступил с лекцией во время дня открытых дверей школы Masters. Искусствовед и куратор поделился своим списком самых интересных выставок 2018 года, а редакция Masters Journal составила конспект.

17 сентября 2018 года в школе Masters стартует образовательная программа «Арт-менеджмент», на которой можно узнать больше о кураторской практике и научиться делать проекты в области культуры.


Фото обложки: Robert Barry, Changing, 2018 / Alfonso Artiaco, Cristina Guerra Contemporary Art, Galerie Greta Meert, Galleria Massimo Minini, Sfeir-Semler Gallery / Courtesy Art Basel

О том, ради чего стоит ходить на выставки

Думаю, контакт с искусством важен для нас, когда он меняет человека в лучшую сторону. Безусловно, у каждого эта лучшая сторона проявляется по-разному — речь не о том, чтобы стремиться к единообразному «разумному-доброму-вечному». Важна сама перемена: если она происходит — значит, есть смысл с искусством связываться.

О личных историях в истории искусства

Единой истории искусства нет. Есть история искусства XVII века, XVIII века, история искусства России, история искусства Америки; есть, наконец, такие истории искусства, которые постулируют: «Вот это искусство идет правильным путем, а это – зашло в тупик, и этот художник перестал заниматься искусством».

Разные версии истории современного искусства часто пишутся заинтересованными в каких-то определенных художниках людьми. Но борьба интересов и вкусов происходила и в старом искусстве. Например, любовь к Рубенсу и любовь к Рембрандту сменяли друг друга много раз. В какие-то века казалось, что важен психологизм Рембрандта, его проникновение в душу человека, а Рубенс — это какой-то китч из жирных людей. В другое время казалось, что в Рубенсе — подлинная сила и жизненное изобилие, а Рембрандт — это что-то надуманное. Я сейчас специально сгущаю краски, на самом деле, конечно, всё гораздо сложнее. Никто не говорит, что Рубенс — это хорошо, а Рембрандт — это плохо; говорят: «Скорее это, чем то».

Художников много, но почему-то в какой-то момент нам кажется, что нужно сделать выставку именно этого автора, дабы она вошла в историю искусства. Иными словами, в будущее возьмут не всех.

Выставки, о которых я упомяну, должны помочь зрителям сформировать их личные истории искусства, свой взгляд на историю искусства тех стран, где эти выставки проходят.

Art Basel (Базель, 14–17 июня)

Ярмарка Art Basel — история коммерческая. Для людей, которые искусство не покупают, это прекрасная возможность увидеть срез современного арт-рынка. Ярмарок много, но Art Basel — самая большая и статусная. Здесь представлено не очень много галерей, но это галереи топ-уровня: Gagosian, White Cube, американские, европейские. Параллельно в Базеле проходит еще несколько маленьких частных ярмарок, в которых участвуют небольшие галереи.
В общем, в Базель стоит один раз попасть — и всё увидеть. Современное искусство лучше всего смотреть «вживую» — никакие фотографии, никакие картинки не передают, что это такое: арт-объекты обычно вписаны в пространство определенным образом, дабы воздействовать на зрителя.

RIBOCA (Рига, июнь–октябрь)

Новая биеннале современного искусства открывается в этом году в Риге. Она называется RIBOCA (Riga International Biennial of Contemporary Art). Что там будет, никто не знает, но все стремятся туда поехать и посмотреть, как справятся со своей задачей кураторы.

Есть два варианта: или это будет очень крутая новая история, которая объединит в Риге разных художников, галеристов, арт-профессионалов (ведь каждая биеннале — это еще и множество дискуссий, конференций, попытка сказать новое слово в теории искусства, из которой рождается практика), или получится очередная легкая встреча «для своих», которая ни к чему не приведет. Так или иначе, это важное мероприятие, я знаю его инициаторов и организаторов — думаю, что будет интересно.

Лондон

Chris Orr RA. Louise Bourgeois was Awfully Fond of Toast. 2016–2017

Королевская академия художеств в Лондоне, с одной стороны, учебное заведение, с другой — серьезное выставочное пространство в центре города. Там не только демонстрируются работы студентов и профессоров академии, но и проходят крупные выставки. В этом году до 9 августа в академии можно увидеть выставку Chris Orr RA: The Miserable Lives of Fabulous Artists. Это не очень масштабное событие, но выставка интересная: довольно странные рисунки Криса Орра последнего времени, посвященные другим художникам. Это небольшие истории про современное и классическое искусство — в карикатурной манере: Луиз Буржуа создает в мастерской гигантский тост, Ангелику Кауфман не пускают в натурный класс, Босх путешествует во времени, Фрида Кало готовит обед Диего. Мне они показались интересными. Возможно, они способны добавить какие-то новые оттенки в размышления об истории искусства.

Париж

Эжен Делакруа. Свобода, ведущая народ. 1830. Лувр

В Лувре до 23 июня проходит выставка Эжена Делакруа. Делакруа в большом объеме во Франции не показывали довольно давно: последняя масштабная выставка прошла в 1963 году и была приурочена к 100-летию со дня смерти художника. Сейчас выставку делают к 220-летию со дня рождения Делакруа: французы, как и русские, любят все эти даты. Обещают показать порядка 180 работ художника, архивные документы и письма.

Делакруа — автор очень интересный, очень плодовитый и очень странный. Сейчас его переоценивают: с одной стороны, у него видны патриотические мотивы, а с другой — есть и другие, более интересные, поздние работы, которые как бы ведут нас в современное искусство. Как Делакруа переоценят, станет видно на этой выставке: по ее дизайну, постановке и материалу, который она показывает.
Центр Помпиду, в отличие от Лувра, делает несколько небольших выставок. С 28 марта по 16 июля — «Шагал, Лисицкий, Малевич. Русский авангард в Витебске», c мая по август — U.A.M., une Aventure Moderne (работы участников Союза современных художников, в который входили Ле Корбюзье, Жан Пруве и др.), затем — фотографии Сабины Вайс, помощницы Робера Дуано: про парижские улицы, прыгающих через лужи людей, детей, целующиеся парочки.

Москва

Ян Вермеер Делфтский. Девушка за вёрджинелом. Около 1670–1672. Лейденская коллекция

В ГМИИ имени А. С. Пушкина идет выставка «Эпоха Рембрандта и Вермеера. Шедевры Лейденской коллекции». Это совместный проект с Эрмитажем — после показа в Москве выставка переедет в Петербург.

Рембрандт — художник, который всегда подвергается огромному количеству экспертиз. Каждый человек, имеющий предпринимательскую жилку, готов выдать работу ученика Рембрандта за работу Рембрандта. Начинаются борьба рынков, экспертов, споры о подлинности. Думаю, эта выставка породит множество разговоров. Я говорю сейчас не о том, что она спорная, — нет, она очень серьезная, иначе Эрмитаж и Пушкинский музей ее себе не взяли бы. Но мы увидим много новых интересных картин.

Еще одна интересная выставка в Пушкинском музее — «Скульпторы и livre d’artiste». Livre d’artiste — это книги, изготовленные художниками в небольшом количестве. Некоторые коллекционеры специально собирают именно эти книги: важно, чтобы на ней был порядковый номер, чтобы она была напечатана на определенной бумаге определенным тиражом, чтобы там была дарственная надпись. Для данной выставки выбраны книги, изготовленные скульпторами.

Пушкинский музей вслед за Эрмитажем решил сделать свой проект, посвященный современному искусству, — он называется «Пушкинский XXI». В рамках этого проекта в июне откроется выставка «Фабрицио Плесси. Душа камня». Я все пытался вспомнить, что это за художник, поскольку он позиционируется как столп итальянского искусства. Так вот, если вы были на Венецианской биеннале, то наверняка видели такие гондолы, стоящие на носу, в которых сделаны телеэкраны, а по экранам течет вода. Это и есть Фабрицио Плесси — художник не первого ряда, но в Италии все настолько запутано, что рядов там нет: художники просто работают в разных полях. Интересно, что у Плесси получится в Пушкинском.

Инсталляция Фабрицио Плесси

В Третьяковской галерее вновь показывают старых мастеров. Очередной хит — выставка Архипа Куинджи. Выставка откроется в октябре, наверняка вновь будут огромные очереди с горячим чаем.

На выставке «Искусство 2000-х» до середины июля показывают российское современное искусство нулевых. Сам я на ней еще не был, но слышал два мнения: одни говорили, что отбор работ замечательный, другие — что работы хорошие, но развешены ужасно.

Музей современного искусства «Гараж» решил заняться художниками-кинетистами и готовит выставку Вячеслава Колейчука. Был такой замечательный русский художник, он создавал кинетические модули, состоявшие из предметов, световых лучей, движущихся элементов. Вообще, «Гараж» сейчас делает очень важную вещь: они занимаются русским искусством как неким историческим процессом, собирают большой архив, который выкладывают онлайн, — в общем, это такая база научно-популярного знания о том, что такое русское искусство. Очередная глава в этой базе — кинетисты.

Санкт-Петербург

Илья и Эмилия Кабаковы. Инсталляция «В будущее возьмут не всех»

Русский музей тоже готовит блокбастер — выставку к 140-летию со дня рождения Петрова-Водкина, которая откроется 24 мая. Петров-Водкин не нуждается в представлении, это действительно важнейший художник. Конечно, это выставка, которую нужно посетить обязательно.

Эрмитаж показывает выставку Ильи и Эмилии Кабаковых «В будущее возьмут не всех». Это совместный проект Эрмитажа, галереи Тейт и Третьяковской галереи. Это первая ретроспектива художника: здесь есть ранние работы, работы советского периода, есть более поздние, современные картины. Мы привезли инсталляции из Лондона, из Центра Помпиду.

Для нашего музея Кабаков бесконечно важен. Когда в 2000-х годах он решил вернуться в Россию, то начал свое возвращение с выставки в Эрмитаже. Для нас же именно в связи с выставкой Кабакова стало понятно, что в Главном штабе нужно делать музей нового, современного искусства.
Почему на выставку стоит идти? Потому что Кабаков — художник, с которым непросто. Он на самом деле не связан ни с авангардом, ни с московским концептуализмом. В нем есть нечто свое: он сумел выстроить собственную историю и продолжает ее выстраивать.

На выставке художников арте повера When Attitudes Become Form. 1969. Кунстхалле, Берлин. Фото: Siegfried Kuhn

Выставка «Арте повера. Творческий прорыв» откроется в Эрмитаже в середине мая. Сейчас во дворе Эрмитажа уже можно увидеть один экспонат — скульптуру Джузеппе Пеноне, дерево. Оно стоит около входа, рядом с другими деревьями, которые пока еще тоже без листвы, и не все посетители его замечают.

Арте повера — очень важное направление в истории европейского искусства, притом его представители никогда не выставлялись в Эрмитаже. Эти художники использовали «бедные» материалы: бетон, дерево, брезент, камни. До определенного момента их искусством интересовались только итальянские коллекционеры, но в 1969 году в берлинском Кунстхалле прошла выставка, после которой арте повера стало одной из эмблем протестных 1960-х.

Сделать выставку арте повера раньше было просто: вы звоните художнику, он привозит леса, натягивает брезент, сверху льет морскую воду, соль оседает на брезенте — всё! Сейчас каждая дощечка лесов тщательно оборачивается пленкой, художник летит бизнес-классом; все это стоит бешеных денег.

Задумывая выставку, мы много думали о конце 1960-х: танки в Чехословакии, май 1968-го в Париже. Сначала мы думали выставить арте повера в залах Зимнего дворца: шикарные интерьеры, посреди которых — все это бедное искусство. Но вышло иначе. Многие, возможно, помнят залы третьего этажа Зимнего дворца, где когда-то висели работы Матисса и Пикассо: деревянный паркет, невысокие потолки, довольно заметные плинтусы, серовато-голубоватые стены и неоновые лампы. Сейчас они уходят на реконструкцию, и мы поняли, что нужно успеть показать тут арте повера. Эти залы, открывавшиеся как раз в конце 1960-х, ставшие местом паломничества молодых художников, которые хотели увидеть годами не выставлявшиеся в СССР картины французских модернистов, во-первых, очень созвучны эпохе «бедного искусства», во-вторых — похожи на залы Кунстхалле того периода, когда это искусство изначально и демонстрировалось.


Текст: Юля Анчугова

Фото и иллюстрации: cultureshockmedia.co.uk; rigabiennal.com; royalacademy.org.uk; 1st-art-gallery.com; Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина; Даша Савельева; Siegfried Kuhn