От футбола до фарфора

Безымянный

Выставка «Спорт в советском фарфоре, графике, скульптуре» открылась 25 апреля в корпусе Бенуа Русского музея. Фарфор спортивной тематики впервые представлен настолько подробно — здесь  экспонируются предметы из частных коллекций и фондов музея. О выставке рассказывает Павел Герасименко.  

Экспозиция почти полностью занимает левую анфиладу первого этажа. Все пять залов оформлены с истинно петербургской строгостью: выставочные стенды динамически закруглены, обводами напоминая идущему вдоль них зрителю про эллипс стадиона, и выкрашены в холодный светло-зеленый цвет, в залах отличается только интенсивность «ментолового».      

Смотреть эту выставку — как читать толстую книгу, набранную мелким шрифтом. Экспонатов очень много, и почти все из 358 номеров каталога —  небольшого размера. Явлением искусства можно назвать все же не каждую показанную статуэтку и тарелку, но представленный материал в целом очень интересен как явление культуры. Фарфор практически вечен, поэтому одинаково хорошо сохранились и вещи, сделанные всего в нескольких экземплярах, и массовая продукция, тиражи которой исчислялись сотнями и тысячами, — хотя до нашего времени лучше дошло то, что попадало в музеи.

В отличие от «агитфарфора» советский «спортфарфор» не так известен. Основная часть выставленных вещей — из частных коллекций. Самая крупная среди этих коллекций принадлежит Леониду Ноткину. Всего за два десятилетия он не только вошел в круг антикваров, но лично узнал многих петербургских художников, предпринял серьезные изыскания для составления электронного каталога своего собрания. Можно сказать, что художественный фарфор и фаянс относятся к предметам «естественного» коллекционирования: его собирание по-прежнему широко распространено и охватывает все периоды и жанры. Типичная «коллекционерская» радость от найденной фигурки или тарелки очень сильна и  возрастает в разы, когда владелец коллекции видит свои вещи в музее.

Последовательность предметов на выставке задана видами спорта, а не хронологическим порядком, поэтому полезно держать в уме историю СССР, объясняющую смену художественных направлений: наступление соцреализма в 1930-е и приход оттепели в 1960-е точно характеризуют показанные произведения. Сразу заметно одно: в фарфоровых скульптурах небольшого размера вся спортивная экспрессия успокаивается, оставляя после себя острую выразительность. Их авторы, решавшие задачу точного изображения тела, были в силу этого далеки от модернистских экспериментов, обращающих на себя внимание. Имена скульпторов-фарфористов — кроме, возможно, Наталии Данько, — даже подготовленному зрителю мало что скажут.

Необходимые параллели к мелкой пластике на выставке образует графика. Здесь представлены различные мастера — жизнелюбы и певцы здорового тела Александр Самохвалов и Владимир Лебедев, авангардисты очень разных поколений Вера Ермолаева и Александр Арефьев, литографы ленинградской школы Борис Власов и Борис Ермолаев, вплоть до наших современников Арона Зинштейна и Александра Флоренского.

Всякая витрина, плотно заставленная фарфором, пусть даже и музейного уровня, вызывает в сознании образ «горки» и серванта, оттого в экспозиции веет уютной буржуазностью. Здесь все должно быть понятно, но зрителю трудно без ярких акцентов цвета и эффектных работ большого размера, и в этом заключается парадокс выставки.


Текст, фото: Павел Герасименко

Фото обложки: Русский музей


Выставка «Спорт в советском фарфоре, графике, скульптуре» продлится в Русском музее до 30 июля 2018 года