Неделя МАММ в Masters. Полина Канис — о видеоперформансе, ритуалах и власти

_MGF2872

В конце мая на неделе МАММ в школе Masters выступила Полина Канис — видеохудожница, лауреат премии Кандинского и премии Сергея Курёхина. Путь из Петербурга в Москву, взгляд на кино, перформанс и видеоарт, отношения между человеком и властью — редакция Masters Journal записала несколько фрагментов из артист-тока художницы с куратором Христиной Отс.

Как и очень многие ленинградские дети, я ходила в художественную школу, на балет, — искусство всегда было рядом. После того, как я окончила педагогический институт и переехала в Москву, я начала работать ассистентом продюсера в рекламном продакшне — и где-то через полгода поняла, что такой жизни себе не хочу. И первым шагом в сторону стала школа Родченко. Сначала я пошла на вечерние курсы фотографии; окончив их, решила поступить в школу. Тогда она еще не позиционировала себя как школа современного искусства, но там уже преподавала Дёготь и многие другие.  Самым значимым для меня стали именно лекционные классы. Мне кажется, что благодаря преподавателям я тогда начала видеть мир по-другому.

Если ты получил педагогическое  образование, ты от него никуда не денешься. Несмотря на то, что я не преподаю, я время от времени исполняю роль режиссера — он выполняет функцию человека, который строит всю остальную команду. Теперь я могу осмыслять этот педагогический опыт, использовать его как материал для работы.

Видеоперформанс Полины Канис «Разминка», 2011

По-моему, очень наивно думать,  что ты в нашем мире можешь что-то глобально изменить. Это такой образ, популярный в массовой культуре, в фильмах про супергероев, когда кажется, что ты  — тот самый человек из толпы, который может спасти мир. У меня иначе. Скорее, даю какие-то комментарии к происходящему. Я на большее не претендую.

Я не работаю с характерами людей или характерами персонажей. Для меня скорее существуют фигуры, как на шахматной доске — и каждая фигура воплощает какое-то действие или функцию. В ранних работах я иногда заменяла собой фигуру власти, которая взаимодействует с социальными группами. Задача этой фигуры — быть проводником между государственной структурой и индивидуумом, с которым происходит коммуникация. Обычно я просто входила в контакт с какой-то социальной группой — например, со школьниками, как в работах «Урок» или «Идеальная фотография», или с пожилыми людьми, как в работе «Разминка».

Когда мы делали «Разминку» — это 2011 год — в России только появилась фитнес-эстетика, в парках начали заниматься йогой и делать воркауты. И весь этот радостный новый мир строился на той же основе, которая существовала уже много лет. Поэтому я пригласила на съемку пожилых людей, чтобы при выполнении упражнений они узнали эту старую структуру. В работе фигурируют молодая фитнес-инструктор со своим взглядом на реальность и пожилые люди со своей оптикой, которые узнают в современном знакомый им лексикон власти — и испытывают радость узнавания.

Видеоперформанс Полины Канис «Яйца», 2010

Я не очень люблю, хотя и уважаю, перформанс. Перформанс подразумевает эмоциональную реакцию зрителя в процессе создания произведения, и эта реакция является его частью. Поэтому для меня перформанс более спекулятивен. А в видеоперформансе художник изначально видит свое произведение через камеру, появляется дистанция, остранение.

Почему для меня не работает кино? В кино обычно есть линия повествования — я не говорю об авангардных фильмах, — и она, как правило, строится вокруг событий, через которые проходит некий протагонист, герой. Почти всегда фильм — это мускул, сокращающийся от события к событию.

Мне же интереснее смотреть на то, что происходит между событиями. Условно говоря, когда герой еще не разошелся с женой или только расстается с ней, но мы не видим самого события, а видим лишь какой-то рутинный ритуал, который герой совершает — и вот по тому, как ритуал совершается, мы понимаем, что они расстались. Я обращаюсь именно к подобным промежуткам между событиями и ритуалам, которые в них осуществляются.

«Смена», 2016

То, с чем я работаю — это скорее временной гэп, такие промежуточные состояния. Наблюдая за действием, мы чаще всего ждем, что что-то произойдет дальше, ждем события.  А для того, чтобы за событием увидеть состояние, нужно избавить изображение от событийности, от тэгов реальности, которые отвлекают.

Мне кажется, что все мои работы так или иначе связаны с рамкой, структурой, в которой находится человек. Иногда, выращивая дерево, его окружают специальными конструкциями для придания формы — дереву приходится изгибаться, чтобы под них подстроиться, ствол деформируется, на нем появляются отметины, возникают перверсии. У меня есть ощущение, что я все время обращаюсь к отношениям индивида и вот этой организующей и формирующей рамки, к перверсиям, которые возникают в этих отношениях.


Текст: Александра Воробьёва

Иллюстрации предоставлены Полиной Канис. Фото обложки — Максимилиан Гётер (Maximilian Geuter).