RIBOCA: мы не ждем перемен

A.Pitteloud (detail)_AS

Рига, где впервые проходит международная биеннале современного искусства, — место, обязательное к посещению этим летом. Проект, организованный российскими power girls под руководством Агнии Миргородской, собрал на своих площадках работы 99 художников из 30 стран. По просьбе Masters Journal гид по площадкам RIBOCA составила Саша Карпова. 

Главной темой биеннале стал феномен перемен: их давно уже никто не ждет, — наоборот, они происходят так стремительно, что мы едва успеваем к ним приспособиться. Предельное ускорение технического прогресса и активный процесс дигитализации рождают большое количество этических вопросов, создающих обширное поле для художественных изысканий. Хотя не все участники биеннале оказались заинтригованы процессом превращения научной фантастики в реальную жизнь: многие из них предпочли рефлектировать по поводу последствий советского прошлого. К этому располагает и название проекта — «Это было навсегда, пока не кончилось», позаимствованное у одноименной книги профессора Алексея Юрчака о распаде СССР. Правда, главный куратор Катерина Грегос всячески пыталась сместить акцент с этой болезненной темы, но сам выбор локаций для выставочных проектов располагал к обратному. Взять хотя бы здание бывшего биологического факультета Латвийского университета, где трудно избавиться от впечатления, что машина времени перенесла тебя лет на 50 назад, или заброшенную, как утопические идеи социализма, фабрику «Большевичка», сам пейзаж которой заставляет задуматься о результатах переориентации экономики с производства на предоставление услуг.

Конечно же, все работы, апеллирующие к советскому прошлому региона, отличаются критическим дискурсом, несмотря на то что биеннале проводится на российские деньги. И по этой причине бо́льшая часть локального арт-сообщества Латвии относится к проекту настороженно, как к очередной российской интервенции, хотя концептуально и содержательно он максимально отстранен от контекста нашей страны. Даже отечественная художественная сцена здесь представлена скромно, силами Аслана Гайсумова, Таус Махачевой, Стаса Шурипы и Анны Титовой. Странным кажется выбор этих имен, учитывая региональный фокус биеннале, преследующей цель исследовать художественные практики Прибалтики. При этом ни один художник из Петербурга, самого большого города Балтийского региона, не был приглашен для участия в проекте, хотя Северная столица — родной город основательницы RIBOCA Агнии Миргородской. Видимо, одной из задач организаторов было глубокое погружение в международную среду и соблюдение максимальной дистанции с Россией, что можно объяснить напряженной политической ситуацией.

Бывший биологический факультет Латвийского университета

Сиссель Толос (Sissel Tolaas). beyond SE(A)nse. 2018

Основной площадкой биеннале стало здание бывшего биологического факультета, где, словно в музее, сохранились типичные для советских вузов аудитории, библиотеки и лаборатории, уже сами по себе претендующие на статус реди-мейдов. Подчеркнуть аутентичность места взялись художники, выбравшие для себя формат тотальной инсталляции, в том числе норвежка Сиссель Толос (Sissel Tolaas) и финн Ханс Розенстрём (Hans Rosenström). Они не стали ограничивать зрителей визуальными эффектами и подключили к работе над восприятием не только глаза, но и другие органы чувств. Ханс сделал ставку на звук, оживив заброшенную библиотеку своей мультиканальной аудиоинсталляцией «Пока так» (So Far by Now), создающей впечатление неуловимого присутствия читателей и книг, когда-то находившихся в этих стенах. А Сиссель пробудила обоняние посетителей, создав инсталляцию beyond SE(A)nce («Перед сеансом»; в названии заключена игра слов: sea — «море», seance — «сеанс». — Примеч. ред.) из запахов Балтийского моря. В бывшей химической лаборатории университета она разместила стеклянные колбы с собранным в Рижском заливе молекулярным материалом, используя инновационные технологии, позволяющие записывать и изучать ароматы. Исследовательский характер этой и других работ — типичная черта проектов, представленных на факультете, многие из которых объединяет стремление разобраться в изменениях окружающего мира, связанных с резким скачком в развитии науки и техники. Например, инсталляция «Все это уже было. Никогда ничего другого…» (All of old. Nothing else ever…), представляющая собой книжный стеллаж с раскрытыми фолиантами, — попытка греческого художника Никоса Навридиса (Nikos Navridis) переосмыслить процесс чтения в то время, когда будущее печатных изданий весьма туманно.

Квартира Кристапа Морберга

Индре Шерпитите (Indrė Šerpytytė). (1944–1991) Former NKVD–MVD–MGB–KGB Buildings. С 2009

Второй площадкой (расположившейся в пешей доступности от биологического факультета) стала квартира латвийского строительного магната и мецената Кристапа Морберга с сохранившимся уникальным интерьером начала XX века. Здесь сконцентрированы проекты, посвященные историческим и политическим трансформациям, то есть в основном травматическому для жителей Восточной Европы советскому опыту. Среди таких — работа «Литва и распад СССР» (Lithuania and the Collaps of the USSR) литовского художника Йонаса Мекаса (Jonas Mekas), основанная на записях американского телевидения, повествующего о развале СССР, и серия деревянных макетов зданий, принадлежавших когда-то НКВД, МВД и КГБ, авторства Индре Шерпитите (Indrė Šerpytytė), также уроженки Литвы. Долю абсурда в заданную политическую тему привнесла мистификация Стаса Шурипы и Анны Титовой, предлагающая зрителям погрузиться в архив подпольной организации «Сила цветов», якобы действующей на территории Петербурга и обнаружившей мистическое влияние растений на политические процессы. Другую увлекательную тему подняла немецкая художница Хенрике Науманн (Henrike Naumann) в своей инсталляции «Евротическое» (Eurotique), где она исследует бум евроремонта в Латвии 90-х годов и приходит к выводу, что он является не чем иным, как попыткой спрятать советское прошлое и воспоминания о нем за свежевыкрашенными стенами и дешевой мебелью.

Андрейсала

Мартен Ванден Эйнде (Maarten Vanden Eynde). Pinpointing Progress. 2018

Полуостров Андрейсала — портовая зона на берегу Западной Двины. В советское время здесь располагалась крупная промышленная зона, которая после распада СССР и индустриального коллапса превратилась в многофункциональное пространство. Об этом, кажется, призвана напомнить и разместившаяся здесь инсталляция «Прогресс на кончике булавки» (Pinpointing Progress) бельгийского художника Мартена Ванден Эйнде (Maarten Vanden Eynde). Нагроможденные друг на друга чудеса техники, созданные в Риге и экспортировавшиеся когда-то по всему Союзу, — от микроавтобуса до радиолы — выглядят как покрытые пылью музейные экспонаты. Объекты в этой пирамиде расположены в хронологическом порядке, в соответствии с датой их производства, благодаря чему становится очевидным, что их размер со временем уменьшается. Это позволяет художнику наглядно продемонстрировать скорость эволюции и прогресса технической мысли, характерной для рижской промышленности в советский период.

Фабрика «Большевичка»

Мартен Ванден Эйнде (Maarten Vanden Eynde). Cosmic Connection. 2016

Заброшенная текстильная фабрика «Большевичка», опустевшая еще в 90-х, — кажется, стараниями RIBOCA воспряла ото сна и превратилась в эпицентр ночной жизни Риги благодаря разместившемуся во дворе бару. Увеселительную тематику поддерживает и одна из расположившихся здесь инсталляций — «ИГРА» (IGRA) польского художника Роберта Кусмировского (Robert Kuśmirowski), представляющая собой, в сущности, самогонный аппарат. Нельзя пройти мимо и еще одной работы Мартена Ванден Эйнде, пытающегося на этот раз выйти на связь с небесами — при помощи инсталляции «Космическая связь» (Сosmic Connection). В чашу радиолокатора он поместил макет мегаполиса, в процессе приближения к которому становится очевидно, что его ландшафт состоит из бесчисленного количества микросхем. При рассмотрении работы с такого ракурса в ней явно угадывается намек на присутствие Большого Брата, то есть механизма тотальной слежки спецслужб за каждым человеком на нашей планете.

Арт-квартал Sporta2

Инсталляция Таус Махачевой. 2018

Это новый квартал современной Риги, на территории которого раньше существовала кондитерская фабрика «Лайма», а теперь расположились коворкинги, стартапы, Центр современного искусства kim?, креативные студии и одна из точек Рижской биеннале. Большинство представленных здесь работ поднимают тему ускорения научного прогресса и связанного с ним изменения стиля жизни и ее темпа. Одну из самых впечатляющих инсталляций, затрагивающих эту проблематику, создала Таус Махачева — ее работа носит длинное название Dear R., R., K., S., M., A., C., S., K., I., G., L., A., A., L., P., G., E., J., D., M., C., B., O., F., F., R., D., M., E., L., I., F., L., A., M., T., K., K., L., P., F., V., A., L., L. Вы попадаете в пространство, заполненное динамиками, и из каждого динамика раздаются постоянные извинения, которыми начинаются большинство наших сообщений друг другу. «Извините за мой поздний ответ» и прочие бла-бла-бла погружают не просто в ситуацию информационного нойза, но в катастрофу вечной задержки и ощущение тотального марафона, в который вовлечено все бегущее куда-то человечество.

Арт-центр Zuzeum

Данило Корреале (Danilo Correale). Fivehundredfortyeight. 2015

В здании бывшей пробковой фабрики еще не успел открыться арт-центр семьи Зузанов, как здесь уже обосновалась одна из экспозиций биеннале, заостряющая внимание на информационной перегрузке, изнуряющих социальных медиа и постоянном ощущении нехватки времени. Эстонец Карел Коплиметс (Karel Koplimets) в своей работе «Дело № 14. Шторм в Балтийском море» (Case No. 14. The Storm on the Baltic Sea) подчеркивает сложность определения достоверности информации в век ее легкодоступности. Его видео, фиксирующее шторм на море, оказывается фейком, который полностью сгенерирован искусственным интеллектом. А итальянец Данило Корреале (Danilo Correale) в проекте «Пятьсотсороквосемь» (Fivehundredfortyeight) собрал 548 фактов из виртуальной базы данных, чтобы продемонстрировать ее бесполезность как аналитика потребительских запросов, который постоянно мониторит наши действия, не осознавая их причин и последствий.

Арт-станция Дубулты

Станция Дубулты

RIBOCA территориально вышла за пределы Риги, добравшись до ближайшей курортной зоны — Юрмалы, где облюбовала действующую железнодорожную станцию в форме волны, построенную известным ленинградским архитектором Игорем Явейном. Одно из самых известных зданий в истории позднесоветской архитектуры уже само является причиной, чтобы доехать до этих мест, где представлен проект сокуратора биеннале Сольвей Хельвай Овесен — «Сенсориум: лаборатория по замедлению тела и новой политике чувств» (The Sensorium: A Laboratory for the Deceleration of the Body and for a New Politics of the Senses). Выставка призвана развивать чувственное восприятие запахов, вкусов, звуков и тактильных ощущений, которыми обычно пренебрегают в художественных проектах, рассчитанных в большинстве своем на визуальное восприятие. Кажется, сама природа здесь поддерживает идею экспозиции и агитирует примкнуть к адептам философии slow life — медленной и осмысленной жизни, погружаясь в которую начинаешь получать удовольствие от простых вещей и, конечно, не ждешь перемен, а наслаждаешься тем, что происходит в настоящем.


Текст: Саша Карпова

Фото: RIBOCA. На заглавной иллюстрации: Аннаик-Лу Питтлу (Annaïk-Lou Pitteloud). Neo-Logos. 2017–2018