22 мая 2018

Слепки с реальности

2

Групповая выставка «Слепки» в Академии художеств показала одно: современный петербургский художник неприхотлив и готов приспособиться к любым условиям. Смотрел и делал выводы Павел Герасименко.

Отдел слепков в «циркуле», как в Академии художеств называют анфиладу, опоясывающую внутренний круглый двор здания, — подразделение академического Научно-исследовательского музея, почтенное, но, как и весь музей, малопосещаемое. Он не раз принимал выставки фестиваля «Современное искусство в традиционном музее»; последние пару лет Сергей Бугаев (Африка) в качестве куратора (совместно с Полиной Поповой и Вячеславом Беречинским) показывал тут Тимура Новикова, Павла Пепперштейна, а затем Франциско Инфанте.

Это очень сложное пространство для любой экспозиции: залы тесно заставлены гипсовыми отливками — от древнеегипетских до барочных, почти все они выполнены в XIX веке. Древность здесь демонстративна, музейная ветхость — напоказ и словно для того, чтобы сильнее проявить напластование эпох. Культурно-историческая ценность слепков стала теперь такой условностью, что беньяминовская диалектика оригинала и копии в эпоху технической воспроизводимости сама приходит на ум зрителю. По сути, это открытое музейное хранение, в своем нынешнем состоянии больше похожее на лавку старьевщика.

Иван Говорков. Как правильно держать карандаш. 2018

Двое кураторов — Елена Губанова и Лидия Грязнова — позвали к участию в выставке тех, кто способен существовать в такой обстановке или привык к ней за годы обучения в академических стенах. Собрались известные петербургские художники: сама Губанова и ее муж — профессор Академии Иван Говорков, Виталий Пушницкий, Марина Алексеева, Петр Швецов, Александр Шишкин-Хокусай, Ольга Тобрелутс плюс некоторое количество студентов факультета графики во главе со своим преподавателем, ярким современным живописцем Леонидом Цхэ. В результате на «Слепках» есть несколько удачных индивидуальных художественных высказываний. Никакие маргиналии современных художников к вечной классике не работают на складе вечных образцов, плохо смотрятся и постмодернистские оммажи. Чтобы указать античным богам и героям на их место, действовать надо решительно, например противопоставив скульптуре сходный масштаб. Можно изменить пространство незаметными вторжениями, однако нонспектакулярность не в чести у петербуржцев, ценящих художественную выразительность.

«Обратный дрейф» Павла Игнатьева — одна из самых эффектных инсталляций на выставке. Потомственный скульптор размножил античность: он продублировал лошадиную голову из Парфенона и установил в одном зале два бюста Гомера, один из которых, как декором, покрыт гипсовыми наростами и улитками. Удушью от классики посвящена и медиаскульптура Губановой и Говоркова — голова под полиэтиленовым пакетом, делающая вдох.

Марина Алексеева продолжает разрабатывать арт-технологию, изобретенную ею вместе с оптиком Сергеем Карловым, — дополненную реальность, для которой зрителю не требуются VR-очки. Видеопроекция буквально подвешена в воздухе и совмещена с настоящей статуей музы Каллиопы: дощечка для письма в руках у музы становится сценой, где всего за минуту происходят трансформации балерины в птичку, в младенческую голову, во флажок — и по кругу наоборот.

Марина Алексеева при участии Сергея Карлова. На ручки. 2018

Цифровой эффект аналоговыми средствами создают и другие участники проекта. Марина Стахиева, студентка последнего курса Академии, делает развертку объема на плоскость и закрывает скульптуру с четырех сторон, как фальшфасадом, рисунками, на которых изображает себя в виде «Умирающего галла», с простительным самолюбованием иллюстрируя гендерные положения. Алена Терешко превращает в анимацию зарисовки собственного тела — в контексте выставки известная работа художницы была бы достойна лучших условий демонстрации.

Александр Шишкин-Хокусай — вот кому смело можно отдавать отдел слепков целиком. Его фанерные фигуры спорят с антиками в монументальности, а пара гейш остраняет ситуацию, заодно намекая на псевдоним, под которым работает театральный художник. Видео с текущими из мрамора потоками крови, как и «Гора Олимп» Яна Фабра, — про мрачную хтоническую основу греческого пантеона.

Как известно, Научно-исследовательский музей находится в оппозиции к реализующему планы академической реформы ректору Института имени Репина Семену Михайловскому. Музейщики отчаянно пытаются доказать свою нужность и отстоять независимость от учебного заведения. В стремлении «осовремениться» дело доходит до contemporary art, и проведение выставок, подобных «Слепкам», — далеко не худший вариант.


Текст: Павел Герасименко

На заглавной иллюстрации: фрагмент инсталляции Александра Шишкина-Хокусая и Петра Швецова «Голем Каннибал, приносящий жертву в Священной роще». Фото: Лидия Грязнова