16 августа 2019

Театр, который вышел из тени

Одиссея_Крестьянкин

Социальных проектов в петербургских театрах становится всё больше. Термин «социальный театр», кажется, уже никого не удивляет. А ведь всего несколько лет назад спектакли с участием подростков или людей с ментальными особенностями, поставленные в двух главных питерских театрах: Большом драматическом и Александринском, вызывали оторопь. Что произошло за это время и в чём причины такой неожиданной перемены? Кто занимается социальным театром сегодня и каково его будущее? На все эти вопросы отвечает театровед, куратор социальных проектов Ника Пархомовская.

Покажи мне путь

В России сначала долго спорили, а потом вроде как договорились, что социальный театр — это театр социальных изменений, то есть театр, который косвенным образом может изменить климат в обществе. Не совершает революций, а показывает путь. Социальный театр делает видимыми тех людей, которые практически незаметны в социуме: бездомных, мигрантов, людей, пострадавших от насилия, «трудных» подростков, одиноких пенсионеров, представителей ЛГБТ-сообщества, инвалидов. В социальных спектаклях все они имеют право не только быть «показанными», но и выйти на сцену: непрофессионалы — плоть и кровь таких постановок, они неотъемлемая часть социального театра, и формы работы с ними бывают самые разные, от плейбека до форума.

Одним из главных идеологов социального театра в Питере и стране является, безусловно, Борис Павлóвич. Когда-то, когда он ещё возглавлял социально-просветительский отдел Большого драматического театра, в репертуаре последнего появился первый инклюзивный спектакль в городе — «Язык птиц» по мотивам средневековой философской поэмы суфийского мыслителя Фарида-ад-дина Аттара, где участвовали актёры и студенты центра «Антон тут рядом», который занимается социальной абилитацией людей с ментальными особенностями. Спектаклю уже немало лет, но он до сих пор собирает неизменные аншлаги: зрителям по-прежнему интересно путешествие многолюдной толпы — птичьей стаи, в поисках лучшей доли переживающей и радость, и отчаяние, и боль расставания.

Постановка «Разговоры». «Квартира». 2018. Фотограф: Светлана Ботева

На основе костяка творческой команды спектакля была впоследствии создана команда социокультурного проекта «Квартира», который два года просуществовал в бывшей коммуналке на Мойке, 40. Там в общей сложности было поставлено четыре спектакля: два из них — с участием актёров с ментальными особенностями, один — для смешанной аудитории. «Квартира» стала местом притяжения и силы, одним из основных «очагов» социального театра в стране, туда приезжали на стажировки и просто в гости. В мае 2019-го, на излёте «Квартиры», Павлович пригласил трёх артистов с особенностями в свой новый спектакль «Лавр», который он поставил в Театре на Литейном; пусть роли у Акима Норландера, Влада Майорова и Павла Соломоника небольшие, зато прецедент создан (немаловажно и то, что в афише спектакля их имена никак не выделены, а значит, зритель будет воспринимать актёров с расстройством аутистического спектра наравне с остальными участниками действия).

Новая сцена — подросткам

В ещё одном важнейшем, можно сказать — градообразующем, театре Петербурга, Александринском, социальный театр осваивают хоть и не так активно, зато очень метко. Например, постановка Михаила Патласова «Ливия, 13», посвященная буллингу и судьбе девочки-подростка, которая оказывается предметом травли со стороны одноклассников, наделала немало шуму в Петербурге. Эта придуманная швейцарским драматургом Кристине Риндеркнехт история, стилизованная под документальную, едва ли не на каждом показе в медиацентре театра вызывает споры и дискуссии. Впрочем, именно этого и добивался режиссёр, который не только делает структуру спектакля «открытой», но и провоцирует зрителей на серьёзный разговор после. А актуальность обсуждаемых в нём тем особенно очевидна по тому, с каким ожесточением некоторые родители и учителя уходят от разговора и уводят за собой самих подростков, будто у тех нет права выбора, как говорить и что смотреть.

Постановка «Ливия, 13», реж. Михаил Патласов

Другой близкий к социальной теме спектакль поставил на Новой сцене молодой, но уже достаточно известный режиссёр Антон Оконешников. В его «Томми» рассказывается история мальчика-колясочника, который меняется благодарю своему другу — камню. Пьеса Анастасии Букреевой отнюдь не жизнерадостная, но заканчивается история подростка-инвалида вполне оптимистично, хотя и имеет два финала: один — для детей, а другой — для взрослых. В спектакле активно используются новые технологии и мультимедиа, так как режиссёр уверен, что говорить с юной аудиторией надо на доступном ей языке. И этот эффект срабатывает: проекция усиливает ощущение присутствия, а крупные планы не дают «увернуться» от пронзительного взгляда актёров. К тому же хрестоматийная музыка Шопена и Равеля усиливает эффект.

Помимо репертуарных историй Александринский театр известен и своими лабораториями, в которых пробуют нащупать что-то новое и интересное молодые питерские режиссёры, художники и драматурги. Вот и весной 2019-го там состоялся фестиваль выпускных пьес драматургической мастерской под руководством Натальи Скороход «Дрампластинка». Одной из них стал спектакль-читка «Пакетик, который хотел стать нужным» драматурга Гули Насыровой и режиссёра Петра Чижова. В истории, «прочитанной» артистами социокультурного проекта «Квартира», рассказывалось о пакетике, который хоть и находится на свалке, но ждёт своего второго рождения после переработки. Впрочем, экологическая тема — не единственная остросоциальная, которая волнует режиссёра Петра Чижова.

В сезоне 2017–2018 он делал инклюзивный проект «Театр своими руками» в Волосовском психоневрологическом интернате. Вместе с художником Аллой Касьян, драматургами Ксенией Савельевой и Анной Агаповой за год были поставлены два спектакля: «Вертеп» и «Ромео и Джульетта», а также выпущена самиздатовским способом книжка рассказов самих ребят из ПНИ. Кроме того, пьеса «Магазин ненужных вещей» Анны Агаповой, написанная по мотивам этих рассказов, вошла в прошлом году в шорт-лист фестиваля «Любимовка», и теперь эскиз по ней, представленный на лаборатории Мастерской современного театра, дорабатывается в полноценный спектакль, который наверняка станет ещё одним важным примером социального театра в городе.

В поисках дома

Кроме главных городских театров социальной темой интересуются и небольшие коллективы и фонды. Так, в Небольшом драматическом театре режиссёр Вера Попова в декабре 2017-го поставила с участием актёров с ментальными особенностями разговорный спектакль «Тридцать шесть драматических ситуаций», действие которого разворачивалось за одним длинным столом. В Театре поколений в марте 2019-го прошёл мастер-класс по реализации мечты, на нём актриса с расстройством аутистического спектра Мария Жмурова представила свою постановку по пьесе «Истории Майкла Джексона», созданной ею же. А в проекте фонда «ПРО АРТЕ» «Особый театр» вышел спектакль «Не Зря» с участием незрячих артистов, которые вместе с профессионалами пытаются постичь философскую и физическую природу цвета и света.

Наконец, в Петербурге уже много лет существует Социально-художественный театр. В декабре 2017-го на первом фестивале горизонтального театра режиссёр Дмитрий Крестьянкин представил премьеру спектакля «Зеркало», который он поставил вместе с подопечными приюта «Жизнь». Спектакль целиком документальный, причём все рассказывали не свои собственные истории, а истории друг друга, невольно сравнивая их и рефлексируя вместо того, чтобы в очередной раз переживать произошедшее или бояться будущего. На сцене оказывались не только воспитанники приюта и профессиональные актёры, но и их друзья, а также волонтёры, продюсер и режиссёр. И ещё одна немаловажная деталь: каждый раз спектакль менялся в зависимости от того, какую именно историю хотели рассказать участники и что оказывалось актуальным для них именно сейчас, а девочка Кристина и вовсе озвучивала топ-5 новостей Яндекса конкретного дня и говорила про своё отношение к ним.

Постановка «Одиссея 2К19», реж. Дмитрий Крестьянкин

Следующим совместном проектом СХТ и Дмитрия Крестьянкина стали «Картины моей жизни» — спектакль, основанный на документальных историях воспитанников Центра содействия семейному воспитанию № 12. Сам режиссёр называет этот опыт попыткой говорить через живопись, потому что на первом месте в каждом отдельном случае была именно картина. Спектакль был сыгран всего один раз и вряд ли будет повторён. А вот масштабная «Одиссея 2К19» — совместный проект благотворительного фонда «Подари мне крылья», Социально-художественного театра и театра-фестиваля «Балтийский дом», — скорее всего, получит продолжение. Этот «иллюстрированный эпос» основан на поэме Гомера и документальных материалах, собранных при участии воспитанников детских домов Петербурга. Всего в нём участвуют 20 подростков и двое взрослых актёров (как символ родительства в целом): они, подобно древнегреческому герою, ищут дом, которого у них нет.

Обретение дома, поиск безопасного и защищённого места для жизни и, шире, права на существование относятся к числу важнейших тем социального театра. И пусть пока в Петербурге у него нет одного общего дома, куда мог бы прийти каждый, кто хочет средствами театра говорить о невидимых обществу и традиционному театру людях, — проектов и инициатив, которые это делают, в нашем городе с каждым днём становится всё больше. А значит, социальный театр не дань моде и не пустые слова, но важное явление, необходимое как творцам, так и публике.


Текст: Ника Пархомовская

Заглавная иллюстрация: постановка «Одиссея 2К19», реж. Дмитрий Крестьянкин.Совместный проект«Подари мне крылья», Социально-художественного театра и театра-фестиваля «Балтийский дом»