10 марта 2021

Петербургские истории: Станислав Савицкий о весеннем сезоне в KGallery

Чудны дела арта в России! У нас есть один из лучших художественных музеев в мире, — но нет ни одной мало-мальски вразумительной коллекции искусства двадцатого века. Причем нет и не будет. Даже если сложить траты на все Новые Голландии и «Челси», — их едва хватит только на то, чтобы купить «Фонтан» Дюшана да стального бобрика Джеффа Кунса. Не менее странно и то, что хотя креативные кластеры в больших российских городах множатся на глазах, галерей и арт-центров, которые профессионально занимаются современным искусством, на всю страну хорошо, если два десятка наберется. Академия художеств, опять-таки, выпускает каждый год сотни живописцев, графиков, скульпторов, но куда же, куда ведет их высший жребий впоследствии? В связях с contemporary art из них были замечены единицы.

Живем мы в неповторимом своеобразии, давно уже отвыкнув удивляться тому, что во всей этой несуразице нас с завидным постоянством радует галерея, какой могла бы гордиться любая европейская столица. За афишей KGallery следишь как за анонсами солидного музея: почти каждый проект — это событие. Наступление нынешней весны здесь отпраздновали сразу тремя вернисажами. Все три выставки петербургские, небольшие, внятные и недолгие — где-то на месяц.

Коллекционер Кирилл Авелев представил экспозицию, посвященную петербургской графике, точнее, тому, как заразительна любовь к этому городу, увековеченная в местной графической традиции. Когда-то Александр Бенуа и мирискусники искусно и душевно воспели нашу милую своеобычность со всеми ее прелестями, несуразицами и секретиками. На свой лад праздновали неповторимость Петербурга «Круг художников» и сформировавшийся под его влиянием «Орден нищенствующих живописцев». Ленинградские и петербургские пейзажи одного из членов «Ордена» — Валентина Громова, — представлены рядом с городскими видами, выполненными молодыми художниками Асей Маракулиной, Аленой Терешко и Иваном Чемакиным. Кирилл Авелев издает в сотрудничестве с ними книги о петербургских архитекторах, возрождая придуманную еще в брежневские времена серию покетбуков о зодчих, без которой не обходится ни одна домашняя петербургская/ленинградская библиотека. Серия эта перестала выходить давно, зато теперь как оммаж ей возникают новые проекты в жанре книги художника.

Наталья Березина. «Нижний каньон Антилопы, США, штат Аризона», 2018. © KGallery

Вторая открывшаяся в KGallery выставка — это подборка отпечатков из фотоархива Бориса Смелова, известного среди ценителей изящного как Пти-Борис. Как и его старший коллега по цеху — Борис Кудряков, в свое время окрещенный друзьями-нонконформистами Гран-Борисом, — он был художником, не подлаживавшимся под официальную советскую систему. Борис Смелов — одна из ключевых фигур ленинградской/петербургской фотографии и нонконформистского движения в целом. Главным образом он снимал город и натюрморты: непарадные виды, дворы, брандмауэры, крыши, случайных прохожих, завсегдатаев пивных, распивочных и прочих намоленных мест, коренных ленинградцев с их люмпен-замашками, вещи, хранившие память о дореволюционном быте… При жизни известный в профессиональной среде, последние годы Пти-Борис постепенно становится все более значительной фигурой для широкой публики. Его фотографии часто выставляются, причем дважды его персональные выставки прошли в Эрмитаже.

Экспозиция в KGallery представляет собрание его снимков, хранящееся у петербургского коллекционера Вадима Егорова. Во время подготовки небольшой, но репрезентативной выставки были уточнены некоторые факты биографии художник: это тот нечастый случай, когда из кураторского текста можно узнать немало нового, притом что Борис Смелов не был обижен вниманием критиков и искусствоведов — о нем писали много и продолжают писать.

Борис Смелов. «Ленинградский двор». © KGallery

Третий проект — о путешествиях петербургского фотографа Натальи Березиной, в нем объединены пейзажи, сделанные в разных уголках планеты. На одних — суровый норвежский север на границе с Антарктикой, величественные ледяные скалы, виды морозные, виды суровые. На других — кипарисовые болота в недрах Латинской Америке, марсианские горные отроги Аризоны… Наталья Березина объездила весь свет, как и подобает жителю это города. В Петербурге всегда знали толк в путешествиях: из местного Географического общества, что между Мойкой и Казанской, вышло немало знаменитостей и искателей приключений. Все-таки Петербург — город победившего Миклухо-Маклая. Здесь всегда было много иностранцев, особ, охочих к перемене мест, и жадных до новых впечатлений непосед. Иосиф Бродский, считавший себя творением этого города, был одним из самых заядлых путешественников двадцатого века. Петербург будит воображение своих жителей безумной историей своего создания. В реальности его существования были уверены далеко не все, кто здесь жил, иной раз в этом сложно не усомниться. Из Петербурга хочется уехать, чтобы увидеть нечто еще более странное. Однако сюда почти невозможно не вернуться, поскольку конкуренцию с ним не выдерживают самые экзотические места на планете. Петербург — это путешествие, от каких не отказываются. Наталья Березина — фотограф с петербургским вкусом к перемене мест.


Заглавная иллюстрация: Ася Маракулина. «Кваренги. Кабинет на Фонтанке», 2017. © KGallery