12 октября 2018

Танцуют все

NPC6©CharlesFreger.jpg

Широко известная в узких кругах шутка про то, что осенью в Москве можно только выпивать и ходить на фестивали, — шутка лишь отчасти. Погоды нас в эту пору обычно не радуют, а темнота за окном как нельзя лучше способствует не только депрессии, но и работе 24 часа в сутки. От того, чтобы нон-стоп совершать трудовые подвиги и проводить время, не покладая рук и мышек, спасают лишь загодя купленные билеты на театрально-концертные мероприятия.

Театральный критик Ника Пархомовская рассказывает, чем в этом году впечатлит москвичей и готовых выбраться в Первопрестольную на долгий уик-энд один из главных фестивалей страны. Особое внимание Пархомовская советует обратить на танцевальную программу «Территории», в которой представлено всё разнообразие современных пластических искусств: от бодрого contemporary с элементами техно до символистского восточного драмбалета, от иммерсива в формате dance walk до эффектного коллажа из танца, цирка и оптических иллюзий. Читайте о территории танца, ставшей территорией свободы, поиска и вымысла, в этом обзоре.

Территория танца

С танцем в последнее время на наших фестивалях дело обстоит на удивление хорошо. Кроме специализированных форумов (Open Look, Context, Dance InVersion, Дягилевский в Перми и «Дягилев P.S.» в Петербурге), особенно много качественного современного танца в Москве показывают Чеховский, NET и «Территория». Именно эти три фестиваля когда-то сделали всё возможное для того, чтобы современно танцевали у нас практически все, а если и не танцевали сами, то хотя бы смотрели, как танцуют другие. В принципе, уже можно было бы остановиться и спокойно почивать на лаврах, но «Территория» в этом году бьёт все мыслимые рекорды и привозит в Москву тех представителей жанра, кто, по странному стечению обстоятельств, здесь ещё не был.

Show must go on

Из постановки Хофеша Шехтера «Шоу». Фото: Гэри Коупленд. Предоставлено пресс-службой «Территории»

Открывает фестиваль и его танцевальную программу энергичный и напористый израильтянин Хофеш Шехтер, с 2002 года проживающий в Лондоне и числящийся по ведомству британского contemporary. Хореография Шехтера, может, и безыскусна, зато в ней полно драйва. Его спектакли порой обвиняют в излишней прямолинейности, но в них так много живой энергии и настоящего танца (которого, к слову, в современном танце становится всё меньше и меньше), идущего от тела и его импульсов, а не от ума и интеллектуальных построений… Шехтер, может, и не бог весть какой концептуалист, зато его язык прост, нагляден и понятен. Даже названия у его спектаклей доступные и незатейливые: Sun, Cult, In Your Rooms, Barbarians, Political Mother.

Но чемпион тут, конечно, «Шоу» (Show), которое покажут на «Территории» 12 и 13 октября. Пусть оно условно и поделено на три части («Вход», «Выход» и поставленные для Нидерландского театра танца (NDT 1) «Клоуны»), однако на самом деле это 60 минут непрерывного, почти языческого и стихийного потока энергии, выплёскивающегося на сцену и зрительный зал под бодрую музыку, к выбору и компоновке которой хореограф относится особенно пристрастно, ведь часто он сам как композитор или саунд-дизайнер создаёт звуковой ряд для своих постановок. Ритм — вот, пожалуй, ключевое для Шехтера и его работ понятие. И если почувствовать его в первые же дни фестиваля, дальше будет только интереснее.

Home (dance) video

Из театральной прогулки Николь Селер «Домашние танцы». Фото: Арья Дыль. Предоставлено пресс-службой «Территории»

Современное искусство и уважающий себя современный фестиваль — это не только набившая оскомину мизансцена «актёры на сцене — зрители в зале», но и непременный интерактив, со-участие, со-творчество и со-действие. Именно по такому принципу будет организовано одно из самых любопытных событий нынешней танцпрограммы «Территории». Непростое в логистике, но оттого ещё более увлекательное. Часто ли вы смотрите по сторонам, когда торопитесь куда-то по делам? Видите ли лица и движения тех, кто идёт вам навстречу? Вы пританцовываете на ходу или стараетесь «держать лицо»? Как вообще вы передвигаетесь по городу? Что замечаете? О чём думаете?

Согласитесь, что шанс остановиться и ответить себе на все эти бесчисленные вопросы появляется у нас не так часто. Но в течение трёх дней, с 19 по 21 октября, он есть у каждого, кто купит билет на необычную прогулку по Москве со швейцаркой Николь Селер. Двигаясь по заранее разработанному маршруту, зрители смогут наблюдать за танцующими в окнах своих и чужих квартир участниками мультимедиаперформанса «Домашние танцы». Этот «московских окон негасимый свет» в исполнительской части изменению не подлежит, но «смотрящие» могут вести себя как им заблагорассудится, не отказывая себе в удовольствии комментировать, копировать, выбиваться из толпы и т. д. В итоге спектакль вполне может превратиться в dance walk (любимый формат практикующих аутентичное движение) не только для каждого танцующего, но и для каждого смотрящего.

Тристан и Изольда

Из постановки Сабуро Тэсигавары «Тристан и Изольда». Фото: Ая Сакагути. Предоставлено пресс-службой «Территории»

После танцевальной прогулки самое время приобщиться к танцевальной классике. За неё в программе фестиваля отвечает заслуженный японский хореограф и танцовщик Сабуро Тэсигавара, по образованию мастер пластических искусств. Он работал в Парижской опере и Баварском государственном балете, Франкфуртском балете и Нидерландском театре танца, но в Россию до сих пор не приезжал. Это тем более удивительно, что его вязкий, тягучий, медленный стиль, не имеющий никакого отношения к радикализму contemporary или архаике буто, вполне может прийтись по душе поклонникам балета. Критики говорят, что спектаклям Тэсигавары не хватает лаконизма, что порой они слишком многословны и велеречивы, но ведь и про драмбалет, который у нас до сих пор в чести, можно сказать примерно то же самое.

Так что лично я советую всем, кто неравнодушен к движению, обязательно сходить на спектакль компании KARAS хотя бы из антропологического интереса. В самом деле, любопытно же составить собственное представление о человеке, исповедующем в творчестве идею «пустого тела» и танцовщика «антенны». Тем более что на сцене Тэсигавара будет не один, а вместе со знаменитой Рихоко Сато. К тому же если полный символов и сложных пластических образов «сенсорный» танец категорически не «пойдёт», всегда можно закрыть глаза и послушать хорошую музыку: в лучших традициях балетного нарратива «Тристан и Изольда» идёт под музыку из одноимённой оперы Рихарда Вагнера.

Оливье Дюбуа. Свет дня

Из постановки Оливье Дюбуа «Моё тело выходит на свет дня». Фото: Жюльен Бенаму. Предоставлено пресс-службой «Территории»

Для тех, кто по-настоящему увлечён современным танцем (или «не-танцем», как уже давно называют это направление во всём мире), Оливье Дюбуа — такая же икона и предмет вечного интереса, что и Борис Шармац или Жером Бель. Невозможно поверить, и тем не менее это факт: ещё один enfant terrible французского contemporary прежде никогда не бывал в России. Конечно, в Москву привезут не его сенсационную «Трагедию», так впечатлившую всех в Авиньоне 2012 года: судя по отзывам, не столько физической наготой танцовщиков, сколько обнажённостью ментальной, смело и честно продемонстрированной ими. Но и от сольного перформанса с говорящим названием «Моё тело выходит на свет дня» можно ожидать многого, в том числе самого экстремального.

Недаром Дюбуа прославился как один из самых радикальных современных хореографов, которому абсолютно чужды нежность и сентиментальность. Буржуа по рождению (потомок зажиточного аристократического семейства, в юности он изучал языки и международное право, готовясь стать дипломатом, но никак не перформером), он оказался одним из самых страстных бунтарей против буржуазного общества и, особенно, буржуазного искусства. Дебютировав в качестве профессионального танцовщика лишь в 23 года, он быстро стал звездой: сначала работал в «Сирк дю Солей», потом с Селин Дион в Лас-Вегасе, а затем и вовсе у лучших из лучших — Анжелена Прельжокажа, Саши Вальц и Яна Фабра. В итоге в 2011 году журнал Dance Europe официально признал Дюбуа одним из 100 лучших танцовщиков мира, и тогда он окончательно переквалифицировался в хореографа.

Впрочем, ставить Дюбуа начал намного раньше: в 1999 году он сочинил свой первый сольный номер, а девять лет спустя показал в Авиньоне «Фавна» — оммаж Нижинскому. Его спектакли в разные годы шли в Монте-Карло и Лилле, Лиможе и Нанте, Лионе и Марселе. Вероятно, и об этом тоже он средствами одного лишь собственного тела расскажет всем пришедшим «Под крышу» Театра Моссовета 20 и 21 октября. Неслучайно в анонсе к перформансу говорится, что в своём исповедальном соло Дюбуа занимается изучением телесной памяти и перечислением тех жертв, которые он совершил во имя танца.

Новые пьесы о главном

Из постановки Филиппа Декуфле «Новые короткие пьесы». Фото: Шарль Фреже. Предоставлено пресс-службой «Территории»

Наконец, завершит «Территорию» в этом году любимец московской публики (единственный её давний знакомый из всех перечисленных танцевальных художников, он приезжал сюда и в далёких 1990-х, и в недавнем 2012-м), ещё один французский хореограф Филипп Декуфле. Куда менее радикальный автор, весёлый фокусник и оригинальный выдумщик, мастер ярких костюмов, мощных визуальных эффектов, забавных трюков и впечатляющих аттракционов, он привезёт в Россию цикл пластических новелл «Новые короткие пьесы», которые сам называет хореографическими зарисовками. Принцип калейдоскопа, постоянная смена картинки, разговор о вечном в безобидном дайджест-формате — все эти фирменные особенности Декуфле наверняка можно будет зафиксировать и оценить 23 и 24 октября на сцене театра «Русская песня».

Разумеется, Декуфле не так прост, как его часто представляют. Иначе он бы запросто ограничился постановкой эротических шоу во французских стриптиз-клубах или хореографированием многотысячных действ на стадионах, съёмкой рекламы для Dior и выкладыванием мегапопулярных роликов в YouTube. Всё это он, конечно, тоже делал, но уже многие годы главный французский массовик-затейник недаром руководит театрально-танцевальной компанией DCA (что расшифровывается как Diversité, Camaraderie, Agilité, а переводится как «Разнообразие, Товарищество, Проворство»), с которой объездил полмира и сочинил десяток красочных историй. Совмещая в своём творчестве цирк, танец и клоунаду, наследуя одновременно кабаре и мюзик-холлу, используя пантомиму и мелодекламацию, сопровождая всё это оригинальной живой музыкой, Декуфле создаёт простые по мысли, но чрезвычайно непростые по форме шоу — не менее энергичные, чем то, что открывает фестиваль.


Текст: Ника Пархомовская

Заглавная иллюстрация: из постановки Филиппа Декуфле «Новые короткие пьесы». Фото: Шарль Фреже. Предоставлено пресс-службой «Территории»