Восстание машин

ZqkANkHKNqQ

По соседству с залами античности в Эрмитаже сейчас белый неоновый свет, звуковые всполохи терменвокса, шуршание роботизированных устройств. Павел Герасименко посмотрел выставку «Инновация как художественный прием».

Похоже, что Петербург становится российским центром медиа-искусства — здесь уже десять лет проводится международный фестиваль «Киберфест», а теперь искусство новых технологий демонстрируется в главном отечественном музее. «Инновация как художественный прием» — экспозиция с интернациональным составом участников, открывшаяся на прошлой неделе в Эрмитаже, показывает использование художниками последних технологических достижений.

Выставка, организованная компанией RDI.Creative в рамках Петербургского международного экономического форума, продлится две недели и размещается на галерее Манежа Малого Эрмитажа — нового музейного пространства, превращенного по проекту Рэма Колхаса в «кунстхалле». Основную часть зала занимает сейчас археологическая выставка «Лангобарды», прибывшая из музеев Италии, а в галерее над ней показано 14 высокотехнологичных современных произведений, каких прежде не было в Эрмитаже.

По словам одного из кураторов, заведующего Отделом современного искусства Эрмитажа Дмитрия Озеркова, название выставки отсылает к тексту Виктора Шкловского «Искусство как прием» — манифесту русской формальной школы. Однако более точной будет ассоциация с заголовком статьи Сергея Эйзенштейна «Монтаж аттракционов». Среди показанных работ встречаются абсолютно формальные, использующие высокие технологии в качестве новой оболочки для традиционных идей и пластических ходов. Двое известных отечественных художников выступили в сотрудничестве с научными центрами. Дмитрий Гутов вместе с Российским квантовым центром создал инсталляцию под поэтическим названием «Репортаж из XXI века» — за проводами, которые уподоблены лианам, скрывается «Афинская школа» Рафаэля. Павел Пепперштейн и Центр высоких технологий «ХимРар» в «Шлемах близкого будущего» соединили обычную для художника фантазийную графику с аудиопредставлением мозговых сигналов человека. Еще один автор — Миша Most — запрограммировал дрон для рисования граффити, и эта инновация породила беспокойство сотрудников за фасады музея.

Фрагмент эскпозиции

Другие художники — скульптор Дмитрий Каварга, группа «Куда бегут собаки», — пытаются сформировать собственную образность искусства новых технологий, но идущих по этому пути авторов совсем немного. В большинстве случаев взаимодействие человеческого и машинного интеллекта имеет чисто декоративный художественный результат. Один из участников выставки — нобелевский лауреат 2010 года, создатель графеновых чернил Константин Новоселов. Этими чернилами профессор Манчестверского университета рисует, прибегнув к древней китайской технике живописи тушью. Графика, которая передает суть происходящих в новом материале физических процессов, напоминает абстракции Кандинского или работы конструктивистов.

Около инсталляции Егора Крафта “Content Aware Studies” Михаил Пиотровский задержался, слушая пояснения автора. Директора Эрмитажа можно понять — он обещал участвовать в восстановлении уничтоженной Пальмиры, а тут художник путем анализа больших массивов данных пробует восполнить утраченные фрагменты Пергамского алтаря и выводит полученные результаты на печать 3D-принтера. В работе Крафта, который представляет всю античную пластику в сжатом виде, очевидно постмодернистское соотношение оригинала и копии.

«Деревянное зеркало» американского художника Дэниэла Розина работает с таким же шорохом, как табло в аэропорту, и действует по похожему механическому принципу. Изображение в этой эффектной работе формируется деревянными пикселями, одинаково реагирующими на любой предмет, попавший в поле видимости распознающего устройства. Ни по этому, ни по другим произведениям представителей высокотехнологичного искусства невозможно понять, каков его автор и что еще он делает, — то есть судить об обязательном свойстве художника, его стиле. Эти работы выглядят единичными «аттракционами», то есть созданными для привлечения внимания, — в этом главная проблема искусства новых технологий.


Текст: Павел Герасименко

Фото: Государственный Эрмитаж