4 июля 2019

Выбор критика: что смотреть в театре в июле — шорт-лист Дмитрия Ренанского

2018OEDIPUS062709

В традиционной рубрике анонсов критик Дмитрий Ренанский специально для Masters Journal составил шорт-лист театральных новинок июля. Бенефисы классиков современной сцены плюс спектакли в порту, в орнитарии и в смартфоне: топ-5 премьер двух столиц, которые помогут пережить лето в городе.

Санкт-Петербург

«Эдип»

Change Performing Arts, режиссёр Роберт Уилсон (на сцене театра «Балтийский дом»)
6, 7 июля

В программе Театральной олимпиады — 2019 хватает знаковых событий: от первого в Петербурге показа спектаклей гранд-дамы нового европейского театра Кэти Митчелл до возвращения на сцену Александринки великого польского режиссёра Кристиана Люпы с инсценировкой «Процесса» Кафки. Но если Олимпиада-2019 и войдёт в новейшую историю российской драмы, то прежде всего благодаря петербургскому дебюту Роберта Уилсона. Современный театр вышел из постановок этого режиссёра-дизайнера, как отечественная литература — из гоголевской «Шинели»: тренды, заложенные уроженцем Техаса ещё в далёких 1970-х, остаются актуальными и по сей день, предопределив направление поиска сразу для нескольких поколений театральных творцов. Изначально в «Балтийском доме» планировалось показать «Песочного человека» — рок-оперу, поставленную Уилсоном в Дюссельдорфе. Но что-то не задалось, и в итоге летний блок Олимпиады украшает «Эдип» Софокла, выпущенный прошлым летом под открытым небом в Помпеях: пускай и не самый значимый спектакль в биографии режиссёра, он всё равно выглядит кратким справочником театра Уилсона.

Faust. Labor

Постановка «Faust. Labor». Русский инженерный театр АХЕ

Русский инженерный театр АХЕ (в пространстве «Севкабель Порт»)
12, 13 июля

Плоть от плоти ленинградской контркультуры конца 1980-х, Русский инженерный театр АХЕ находит поэзию в механике самых простых движений и действий: смысл причудливых метаморфоз, происходящих в их спектаклях с предметами вещного мира, не всегда понятен, но от этого они не менее притягательны. Многие из сцен спектаклей АХЕ уже стали частью энциклопедии постсоветского театра: как самопишущая ручка, строчащая историю Хосе и Кармен в «Господине Кармен», как истекающая кровью лампочка из Sine Loco или как общение Мефистофеля с Фаустом посредством бегущей строки из легендарного проекта «Фауст в кубе. 2 360 слов», продержавшегося в афише до конца 2000-х. Впоследствии бородачи-алхимики пытались подступиться к фаустианскому сюжету ещё дважды: в спектакле «Сигнатура» и недавней премьере «Фауст 3.0», поставленной в жанре «кинематической драмы». Желание героя постичь мироздание материализовалось в ней в стремлении сконструировать идеальную машину, спектакль было вошёл в репертуар «Пороха», постоянной площадки АХЕ в Музее стрит-арта, но довольно скоро выяснилось, что в камерном пространстве идеям и машинерии Ника Хамова и Максима Исаева становится слишком тесно. Теперь «Фауст» Русского инженерного переживает четвёртую реинкарнацию — под названием Faust. Labor, в формате уличного спектакля и на территории «Севкабель Порта».

«Тихий вечер танца»

Постановка «Тихий вечер танца». Фото: Билл Купер

Sadler’s Wells Theatre (на сцене Михайловского театра)
14, 15 июля

Вторая по значимости после «Эдипа» Роберта Уилсона летняя театральная гастроль, и тоже в рамках Олимпиады-2019. В списке сопродюсеров «Тихого вечера танца» Уильяма Форсайта значатся парижский театр Châtelet и The Shed, открывшийся нынешней весной новый центр художественной сцены Нью-Йорка, а это, как говорится, многое объясняет: в Петербург едет главная мировая балетная премьера сезона 2018/2019. Минувшей осенью в лондонском Sadlers Wells Форсайт поставил этот пятичастный спектакль специально для экс-танцовщиков The Forsythe Company — труппы, основанной в 2005 году после закрытия Франкфуртского балета, который хореограф возглавлял на протяжении 20 лет. Именно франкфуртская труппа впервые станцевала Форсайта в Петербурге — в начале 2000-х, на Фестивале балета «Мариинский». Потом Форсайт приехал в Мариинку собственной персоной, чтобы в 2005-м перенести три своих одноактных спектакля, премьера которых стала кульминацией петербургского балетного ренессанса рубежа веков. В мариинской афише уже давно нет ни «Головокружительного упоения точностью», не In the Middle, Somewhat Elevated, но 14 лет спустя Форсайт вновь возвращается в Петербург — в город, где становится отчётливо ясно, почему главный хореограф наших дней называет себя наследником неоклассической традиции и учеником Джорджа Баланчина.

Москва

«Мобильный художественный театр»

различные локации, режиссёр Михаил Зыгарь
1–31 июля

 © «Мобильный художественный театр»

Пять лет назад в России впервые была показана отечественная версия культового проекта Remote X немецкой театральной группы Rimini Protokoll, предлагающего увидеть город как сцену, а окружающую жизнь — как сложносочинённую масштабную постановку. Remote Moscow открыл ящик Пандоры: спектакли-бродилки в наушниках, разыгрывающиеся под открытым небом, стали расти на одной шестой части суши как грибы после дождя, а язык театрального артхауса взяла на вооружение коммерческая сцена. Теперь на этот перспективный рынок выходит экс-главред телеканала «Дождь» и автор бестселлера «Вся кремлёвская рать» Михаил Зыгарь: его «Мобильный художественный театр» открылся всего несколько недель назад, а в афише уже значатся три премьеры. Для просмотра каждой необходимы наушники, смартфон и московские пейзажи за окном — каждая из постановок привязана к определённой части городского ландшафта: «1 000 шагов с Кириллом Серебренниковым», историю взаимоотношений художника и власти в России, нужно смотреть на Пречистенке; «Мастера и Маргариту», чьё действие разворачивается в современной столице, — понятное дело, на Патриарших; а «Свинарку и пастуха», ремейк легендарного фильма Ивана Пырьева, — на ВДНХ.

«Что ответили птицы Франциску Ассизскому?»

Джотто. Св. Франциск, проповедующий птицам (житие св. Франциска в 28 фресках в верхней Церкви базилики Сан-Франческо в Ассизи). 1290-е

ЦТИ «Трансформатор» (в пространстве орнитария парка «Сокольники»)
13, 14 июля

Режиссёр — или, как он сам предпочитает называть себя, «комиссар» — Всеволод Лисовский за последние годы превратился в одного из центральных героев независимой российской сцены. В конце 1980-х он начинал свою карьеру в Ростове-на-Дону, в основанном Авдеем Тер-Оганьяном товариществе «Искусство или смерть», в лихих 90-х переехал в Москву и долгое время занимался телевидением и рекламой, чтобы в 2010-х стать резидентом «Театра.doc». Существующие на стыке между театром и современным искусством, проекты Лисовского существенно изменили представления о границах радикального художественного высказывания: например, его «Молчание на заданную тему» — это, натурально, часовой сеанс молчания артиста перед лицом публики (и наоборот). В новом проекте «Что ответили птицы Франциску Ассизскому?» Лисовский предлагает зрителям выстроить диалог с совами, ястребами, канюками и другими обитателями орнитария парка «Сокольники», а заодно попытаться разобраться в том, что они могли бы ответить католическому святому, который вошёл в историю, читая проповеди птицам.


Текст: Дмитрий Ренанский

Заглавная иллюстрация: постановка «Эдип», реж. Роберт Уилсон. Фото: Люче Янш