4 января 2019

Выбор критика: что смотреть в театре в январе — шорт-лист Дмитрия Ренанского

Из постановки "сНежное шоу Славы Полунина"

В традиционной рубрике анонсов критик Дмитрий Ренанский специально для Masters Journal составил шорт-лист театральных новинок января. «сНежное шоу», дебют Константина Эрнста в МХТ и первая в России постановка прозы В. Г. Зебальда: топ-6 спектаклей Петербурга и Москвы, которые стоят того, чтобы начать с них новый год. 

Санкт-Петербург 
«сНежное шоу» Славы Полунина
18–25 января, на сцене БДТ

 В том, что традиционные январские гастроли «сНежного шоу» проходят именно на сцене БДТ, есть что-то глубоко символическое: Вячеслав Полунин и худрук Большого драматического Андрей Могучий — однокашники, вышедшие в высшую театральную лигу из ленинградского андеграунда 1980-х годов. Визитная карточка основателя «Лицедеев», Snowshow красноречиво свидетельствует о статусе Полунина в мировой художественной табели о рангах: спектакль, отметивший в прошлом сезоне четвертьвековой юбилей, по-прежнему остаётся единственным отечественным театральным брендом, коммерчески успешным на Западе. Все эти годы «сНежное шоу», поставленное в далёком 1993-м другим бывшим контркультурщиком Виктором Крамером, продолжает меняться от показа к показу. Неизменными остаются лишь жанр цирковой феерии да одиночество клоуна Асисяя, выкатывающегося в начале спектакля на подмостки в прозрачном шаре-плаценте. По счастью, годы сохранили в «сНежном шоу» лучшую из реприз — ту, в которой главный герой сначала достаёт из чемодана вешалку, потом одежду, делает из них пугало, чтобы в конце концов станцевать с далёкой возлюбленной вальс. 

«Аустерлиц»
БДТ, режиссер Евгения Сафонова
30 января

Из постановки «Аустерлиц» (Алексей Фурманов, Мария Сандлер). Фотограф: Стас Левшин. Предоставлено БДТ им. Г.А. Товстоногова 

Когда зимой 2001-го 57-летний Винфрид Георг Максимилиан Зебальд разбился в автомобильной катастрофе, он считался крупнейшим прозаиком рубежа веков, живым классиком и едва ли не самым очевидным претендентом на Нобелевскую премию. Из автора, известного лишь узкому кругу интеллектуалов, Зебальд за считаные годы превратился в России в обязательную фигуру литературного канона. Сценическая версия его последней книги «Аустерлиц», после выхода которой Сьюзен Зонтаг заговорила о возвращении большого романа в европейскую литературу, выглядит закономерной кульминацией отечественной любви к писателю. Спектакль одного из ключевых российских режиссёров поколения 30-летних Евгении Сафоновой уже заочно выглядит событием из ряда вон выходящим — сегодняшний российский театр почти не интересуется современной европейской литературой. То, что первая в России инсценировка прозы Зебальда выходит именно в Большом драматическом, — отнюдь не случайность: в последние годы в БДТ от премьеры к премьере последовательно исследуют тему исторической памяти, а без «Аустерлица» в этом непростом разговоре никак не обойтись.

Гастроли «Коляда-театра»
Новая сцена Александринского театра
с 31 января

Из постановки «Горе от ума». «Коляда-театра»

Екатеринбургский «Коляда-театр» привозит на гастроли в Александринку свои главные постановки последних 10 лет, включая грандиозную версию «Вишнёвого сада». Кого бы ни ставил Николай Коляда — Чехова, Шекспира или Гоголя, у него всегда получается один и тот же спектакль: труппа из Екатеринбурга уже давно создала собственный сценический мир, лишь уточняемый и обживаемый каждой новой работой. Плодовитый драматург и режиссёр-парадоксалист, воспитавший сначала целую школу русского new writing, а потом и несколько поколений актёров, Коляда имеет полное право называть театр собственным именем: он ставит свои и чужие пьесы, сам в них играет (среди прочего, скажем, короля Лира), сам продюсирует гастроли, оплачивая перевозку декораций и суточные артистам авторскими отчислениями от проката своих сверхпопулярных пьес. Центральная тема режиссуры Коляды — жизнь в не приспособленных для неё условиях, существование на грани нервного срыва. Место действия абсолютного большинства постановок «Коляда-театра» — вселенская помойка, на которую выкинули культурный багаж прошлого. Кособокие, нарочито неправильные, диковатые, его спектакли отрабатывают наивную, доморощенно-самодельную эстетику, в которой задушевность неотделима от провокации, сострадание — от человеконенавистничества. Смотреть их сложно, но нужно: «Коляда-театр» — одно из самых живых явлений современной российской сцены.

Москва
 «Обломов»
Театр имени Маяковского, режиссёр Миндаугас Карбаускис

7, 18, 31 января

 

Из постановки «Обломов». Режиссёр-постановщик: Миндаугас Карбаускис

Маяковка открывает год одной из самых ожидаемых премьер сезона: Миндаугас Карбаускис в своей новой постановке выступает одновременно и как режиссёр, и как автор инсценировки — и, похоже, всерьёз намерен сломать шаблон восприятия хрестоматийного русского романа. До сих пор ни одна из трактовок «Обломова» не могла обойтись без антитезы «Обломов — Штольц», доставшейся кино и театру в наследство от литературной критики XIX века. Худрук Маяковки решил посягнуть на традицию — и вынес Штольца за скобки своего театрального уравнения, сконцентрировавшись на взаимоотношениях протагониста и его возлюбленной Ольги Ильинской. Как уверяют очевидцы предпремьерного показа, представленного инсайдерам в конце декабря, в тонкой метафорике «Обломова» узнаются литовские гены театра Карбаускиса, а ироничная лёгкость и лукавая ажурность языка напоминают о школе Петра Фоменко. Впрочем, новому столичному «Обломову» в любом случае не избежать сравнений с эталонным прочтением романа Гончарова, которое создал Алвис Херманис в Новом рижском театре: пару лет назад спектакль Херманиса показывали в Петербурге, на фестивале «Балтийский дом».

 «ХХ век. Бал»
МХТ имени Чехова, режиссёр Алла Сигалова
8, 12, 24 января 

Софья Эрнст. Из постановки «XX век. Бал»

МХТ продолжает выпускать проекты, инициированные при жизни Олега Табакова. На этот раз очередь дошла до бенефиса хореографа Аллы Сигаловой, которой легендарный худрук Московского художественного предложил сочинить в Камергерском переулке спектакль-реквием по прошлому столетию. Жанр постановки театр определяет как «отражения памяти в двух частях с прологом, музыкой и танцевальными этюдами», что бы это ни значило: на выходе получился двухчасовой конспект истории «века-волкодава» — от НЭПа до Второй мировой, от хрущёвской оттепели до перестройки. В соавторы Сигалова взяла звёздный тандем одного из лучших российских театральных художников Николая Симонова (сценография) и историка моды Александра Васильева (костюмы) — и, словно бы этого было мало, пригласила к сотрудничеству Константина Эрнста, не слишком часто работающего на театральной сцене. Есть основания предполагать, что секрет неожиданного ангажемента генерального директора Первого канала, ставшего соавтором сценария постановки, кроется в кастинге проекта: в спектакле «ХХ век. Бал» на сцену МХТ выходит актриса Софья Эрнст, не так давно пополнившая ряды главной труппы страны и уже заявившая о себе в «Трёх сестрах» Константина Богомолова.

 «Зарница»
Мастерская Дмитрия Брусникина, режиссёр Юрий Квятковский, на сцене ЦИМ
18, 19 января

Из постановки «Зарница». Мастерская Дмитрия Брусникина. Режиссёр: Юрий Квятковский

Три с лишним года назад режиссёр Юрий Квятковский буквально взорвал московскую сцену спектаклем «Сван» — антиутопией в стихах, смотревшейся убийственно точным шаржем на современную Россию и ставшей одним из первых громких проектов Мастерской Дмитрия Брусникина. Теперь Квятковский и его соавторы: драматурги Андрей Родионов и Катерина Троепольская, известные широкой публике как сценаристы нашумевшего фильма «Прорубь», выпускают в Центре имени Мейерхольда новый проект — выглядящий одновременно сиквелом «Свана» и ремейком шекспировского «Сна в летнюю ночь». Герои «Зарницы» вновь изъясняются ямбом, действие разворачивается в недалёком будущем, сходящие с ума от первой любви подростки принудительно проходят патриотический квест, а духи древнего русского пантеона встречаются в клинче с богами нового времени. Всё это происходит под музыку электронщика Алексея Наджарова в пространстве, сочинённом модным театральным дизайнером Полиной Бахтиной. Похоже на то, что у «Зарницы» есть все шансы повторить успех «Свана».


Текст: Дмитрий Ренанский

Заглавная иллюстрация: из постановки «сНежное шоу» Славы Полунина