15 октября 2019

Выбор критика: музыкальные события октября от Гюляры Садых-заде

musicAeternabyAnton_Zavyalov

Осенняя пора и осеннее настроение влекут в театры и концертные залы: это лучший способ развеять грусть-тоску перед лицом надвигающейся долгой зимы. И хотя интенсивность музыкальной жизни в октябре несколько снизилась по сравнению с началом сезона, и в Петербурге, и в Москве найдётся несколько событий, на которые стоит обратить внимание.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Реквием Моцарта с Теодором Курентзисом

21 октября, Большой зал Филармонии

Теодор Курентзис и три его коллектива — оркестр и хор MusicAeterna, а также недавно присоединившийся к ним хор MusicAeterna Byzantina — стремительно завоёвывают Петербург. После переезда из Перми в конце августа Теодор Иоаннович заявил, что собирается давать по одному концерту в месяц, — и держит обещание. За концертным исполнением Così fan tutte («Так поступают все»), состоявшимся 1 сентября, следует Реквием — предсмертное, незавершённое сочинение Моцарта, дописанное по моцартовским эскизам его учеником Зюсмайром. Скрупулёзная текстологическая работа была начата Курентзисом ещё в нулевых, когда он представил в московском «Дворце на Яузе» неожиданную версию Реквиема, дополнив его частями, которые сочинили современные московские композиторы. Помнится, музыка Моцарта в ходе исполнения на мгновение смолкла: на полуфразе, начальных тактах Lacrimosa — там, где навсегда остановилось перо композитора.

Сегодня Реквием под руками Теодора звучит совсем не так, как тогда. Конечно, оркестр по-прежнему играет на исторических инструментах того времени, но теперь, по крайней мере, траурную мессу играют целиком, вплоть до финального Agnus Dei («Агнец Божий») и Lux Aeterna («Предвечный свет»). В Зальцбурге летом 2017 года была выбрана общепринятая редакция, лишь с небольшими вольностями: так, после Lacrimosa прозвучала недописанная Моцартом хоровая фуга Amen.

Есть дополнительный резон, почему петербургский концерт пропускать нельзя: в состав ансамбля солистов включены две безусловные европейские знаменитости — певицы Сандрин Пьо и Анн Халленберг.

Московский ансамбль современной музыки

1 ноября, Большой зал Филармонии

Московский ансамбль современной музыки (МАСМ)

Классик японского авангарда Тору Такэмицу, «Светлое и тёмное» Софии Губайдулиной, «Пение птиц» Эдисона Денисова, опусы Шнитке, Пярта, Карманова и Наймана — в концерте МАСМ, одного из самых профессиональных и креативных ансамблей современной музыки не только в России, но, пожалуй что, и в Европе. В последние годы музыканты МАСМ выступают в Петербурге минимум два-три раза за сезон, мужественно восполняя лакуны в филармоническом репертуаре, где, как и полвека назад, львиная доля отведена музыке романтической и постромантической.

Преодолевать слуховые стереотипы публики — задача столь же благородная, сколь и сложная. Приходится продвигаться мелкими шажками, предлагая для широких филармонических масс поначалу то, что музыканты называют listener-friendly, — легко воспринимаемую музыку. Поэтому сочинения, собранные в афише концерта, не отпугнут слушателя резкими диссонансами, перегруженной фактурой или необычными приёмами звукоизвлечения. «Катрен» Такэмицу для кларнета, скрипки, виолончели и фортепиано — напомнит о Мессиане и богатых колористических традициях французской музыки. В органной пьесе Губайдулиной обыгрывается простейший контраст — сопоставление низкого и высокого регистров, фактурной статики и динамики. Фортепианный квартет Малера — Шнитке представляет собой пример соединения разных эпох и композиторских индивидуальностей в одном сочинении: первая часть опуса написана 18-летним Малером в 1878-м, вторая дописана Альфредом Шнитке на основе 24-тактового малеровского наброска в 1988-м. Органное произведение Арво Пярта Annum per annum («Год за годом»), созданное в 1980-м, по структуре сходно с маленькой органной мессой, а по звуковому наполнению — минималистично, аскетично, прозрачно, светло и написано в диатоническом стиле tintinnabuli, изобретённом Пяртом и им самим определяемом как «бегство в добровольную нищету».

«Пеллеас и Мелизанда»

24 и 28 октября, Концертный зал Мариинского театра

Опера «Пеллеас и Мелизанда». Предоставлено пресс-службой Мариинского театра

Первая премьера сезона — «Пеллеас и Мелизанда» Дебюсси; его единственная опера полна неясных предчувствий, томительного саспенса и явных аллюзий к «Тристану и Изольде» Вагнера: опера-грёза, опера-мечта, действие которой разворачивается в неведомой сказочной стране, где всё так странно, загадочно и многозначительно. Там бьют волшебные фонтаны, а солнца совсем не видно за сумрачным лесом; там всё происходящее исполнено неведомого, тайного смысла. В основу либретто положен текст символистской драмы Метерлинка, и это многое объясняет.

В репертуаре театра опера впервые появилась в 2012 году, в постановке американца Дэниела Креймера; но спектакль оказался очевидно неудачным и быстро сошёл со сцены. Однако, по крайней мере, он шёл на основной, исторической сцене. На сей же раз для постановки отвели Концертный зал, что отнюдь не внушает оптимизма: для большой, пятиактной оперы всё-таки нужно полноценное театральное пространство, с кулисами, переменами декораций и театральным светом. Ставит «Пеллеаса» Анна Матисон, в прошлом — тележурналист и сценарист. У Матисон уже был неудачный опыт в Мариинском: она поставила на новой сцене «Золотого петушка» Римского-Корсакова. Дирижировать премьерными спектаклями будет Валерий Гергиев, и это единственное, что обнадёживает: утончённо-зыбкая, текучая, импрессионистическая звукопись порой удаётся ему очень хорошо.

«Тристан и Изольда»

5 ноября, новая сцена Мариинского театра

Сцена из спектакля «Тристан и Изольда». Предоставлено пресс-службой Мариинского театра

После берлинской премьеры черняковского «Тристана», в Мариинском стали чаще вспоминать о легендарном спектакле 2005 года — первом обращении Дмитрия Чернякова к вагнеровскому театру. Спектакль на исторической сцене Мариинки, при всех его очевидных несовершенствах, стал тогда прорывом в отечественной вагнериане — и важнейшим свершением в новейшей истории самого театра.

«Тристан» по-новому задышал в пространстве новой сцены Мариинки, удачно вписавшись в её огромную кубатуру. Но главной проблемой спектакля с момента его премьеры были певцы: нелегко найти в родном коллективе настоящего вагнеровского тенора, способного адекватно спеть одну из сложнейших партий вагнеровского репертуара. В последнее время, впрочем, партию Тристана вполне удовлетворительно исполняет Михаил Векуа; он же будет петь и в спектакле ноября.

Проблемы были и с поисками певицы на партию Изольды — и, кажется, эта проблема наконец разрешена: впервые Изольду споёт Елена Поповская, недавнее приобретение труппы Мариинского театра, — после исполнения партии Ренаты в «Огненном ангеле» ей, в принципе, уже ничего не страшно. А первая её проба в партии Изольды довольно успешно прошла на Приморской сцене Мариинского театра во Владивостоке летом 2018 года. Короля Марка споёт выдающийся мариинский бас Михаил Петренко, и это ещё один веский аргумент в пользу посещения театра. За дирижёрский пульт встанет Валерий Гергиев.

МОСКВА

«Октавия. Трепанация»

17–19 октября, Электротеатр Станиславский

«Октавия. Трепанация». Фото: Андрей Безукладников. Предоставлено пресс-службой Электротеатра Станиславский

В программу Фестиваля-школы современного искусства «Территория» включена опера-инсталляция Бориса Юхананова и Дмитрия Курляндского, мировая премьера которой прошла в 2017 году на крупнейшем форуме современного искусства — Holland Festival; строго говоря, это не премьера, но возобновление спектакля, сама идея которого поражает воображение, уж не говоря об экстравагантном оформлении и звуковом облачении. Гигантская, вращающаяся вокруг своей оси голова Ленина, шишковатый лоб которой раскрывается, обнажая нутро — нечто вроде балкона, где развивается действие: это и есть трепанация. В финале внутренность черепа полыхнёт красным; глаза вождя, сверкающие как лазеры, гипнотизируют зал. Колесница на авансцене запряжена тройкой скелетов-кентавров; вокруг выстроилась безголовая терракотовая толпа истуканов, из нутра которых раздаются звуки: это хор, живой акустический резонатор из 78 человек, каковой даже не поёт, но издаёт разнообразные звуки — шёпоты, вздохи, хрипы. Музыкальных инструментов нет, дирижёра нет тоже. Основа музыкального материала — начальные такты «Варшавянки», революционного гимна, растянутые на 90 минут — всё время спектакля. Литературная основа — отрывки из пьесы «Октавия», приписываемой перу древнеримского философа-стоика Сенеки, советника императора Нерона, и эссе Троцкого о Ленине. Неразборчивые отрывки речей Ленина, живое звучание электроники и «Варшавянка», мелодия которой, не различаемая на слух, тем не менее обеспечивает на подсознательном уровне стилевое и интонационное единство звукового континуума «оперы-операции», как назвал этот мультидисциплинарный проект постановщик спектакля Борис Юхананов… Сквозные темы спектакля — власть и тирания, любовь и смерть — репрезентируются через образы диктаторов: Ленина, Нерона и китайского императора Цинь Шихуанди, того самого, кого похоронили вместе с целой армией терракотовых статуй, изображавших живых воинов.

«Рабочий и колхозница»

19 октября, концертный зал «Зарядье»

Опера-буфф «Рабочий и колхозница». Предоставлено пресс-службой концертного зала «Зарядье»

К 80-летию ВДНХ и отмечаемому в этом же году 130-летнему юбилею выдающегося советского скульптора Веры Мухиной создатели спектакля — автор идеи и продюсер Павел Каплевич, московский композитор Владимир Николаев, режиссёр Евгений Кулагин и хореограф Иван Естегнеев — сочинили и поставили оперу-буфф, на 70 минут и на совершенно фантасмагорический сюжет. Либретто Михаила Чевеги — парафраз известной истории о Пигмалионе и Галатее: Вера Мухина оживляет своё монументальное творение — знаменитую скульптурную пару, Рабочего и Колхозницу, — и они отправляются гулять по Парижу, куда их привезли на Всемирную выставку; но времени на всё про всё им отпущен час. Среди действующих лиц — Пабло Пикассо и Марлен Дитрих (Илзе Лиепа). Партию Змея Горыныча исполняют три певца, ведь у Горыныча три головы. А ещё в спектакле действуют Серый Волк и много других занимательных персонажей типа Гитлера и Сталина. Партию Сталина поручили солисту группы «Моральный кодекс» Сергею Мазаеву. За дирижёрский пульт встанет Филипп Чижевский.

«Московский Форум»

22–27 октября, Рахманиновский зал Консерватории, Большой зал Дома композиторов

Игорь Дронов и «Студия новой музыки»

«Свободные радикалы», Eroica/Erotica, «Локальное/Глобальное» — таковы три темы, вокруг которых группируются программы XVI Международного музыкального фестиваля, чья концепция обозначена как «пространство для новой музыки и эстетических дискуссий». Фестиваль был основан в середине 90-х Владимиром Тарнопольским, московским композитором с мировой известностью, на базе Центра новой музыки при Московской консерватории; ансамбль-резидент фестиваля — «Студия новой музыки», его бессменный дирижёр — Игорь Дронов.

Интеграция отечественной музыки в общеевропейский контекст — такова задача фестиваля. И за прошедшие годы эта задача была в целом реализована: сочинения российских авторов звучат наравне с европейскими не только на московском фестивале, но и на главных форумах современной музыки в Германии и Швейцарии, а сам фестиваль развился в значимую институцию, во многом определяющую музыкальный ландшафт Москвы.

Благодаря фестивалю, в столице не по одному разу побывали ведущие ансамбли новой музыки: Ensemble Modern, ensemble recherche, Schönberg Ensemble, Klangforum Wien, Ensemble Contemporain и многие другие. Они не только знакомили московскую публику со свежими сочинениями ведущих европейских авторов и мейнстримными тенденциями современного композиторского процесса, но и, что не менее ценно, прививали культуру исполнения новейшей музыки на мастер-классах и других образовательных программах Центра новой музыки.

В этом году фестиваль несколько изменил формат, усилив просветительско-образовательную составляющую. Наряду с серией концертов в Рахманиновском зале и Доме композиторов, на которых прозвучат опусы лидеров мирового авангарда: Клауса Ланга, Георга Фридриха Хааса, а также сочинения «классиков авангарда» ХХ века — Маурисио Кагеля, Пьера Шеффера / Пьера Анри, во время фестиваля запускается обширная музыкально-дискуссионная платформа с сериями лекций, встречами с композиторами, обсуждениями. Завершит программу фестиваля российская премьера легендарного немого фильма Ганса Карла Бреслауэра «Город без евреев» (1924, Австрия) со специально написанным саундтреком Ольги Нойвирт, который прозвучит в живом исполнении ансамбля «Студия новой музыки» под управлением Игоря Дронова.

Мариинский театр в «Зарядье»

30 октября — 4 ноября

Валерий Гергиев. Предоставлено пресс-службой концертного зала «Зарядье»

Три оперы в концертном исполнении, парад-алле свежеиспеченных лауреатов XVI Международного конкурса имени П. И. Чайковского, симфонии Бетховена, Берлиоза, Шостаковича, симфонические опусы Равеля, Мусоргского, Стравинского, Щедрина и с полдюжины инструментальных концертов — Моцарта, Сибелиуса, Сен-Санса, Шостаковича и Щедрина. И всё это жанрово-стилистическое великолепие уложится в шесть дней и семь концертов, — разумеется, с Валерием Гергиевым за пультом. Воистину, шеф Мариинского театра не склонен ограничивать масштабы мероприятия: десант Мариинского в Первопрестольную производится внушительными силами оркестра, хора и солистов оперной труппы, в полной боевой выкладке. Две из трёх опер — свежие премьеры июня и октября — «Тангейзер» Вагнера и «Пеллеас» Дебюсси. Третья опера — «Иоланта» Чайковского — выбрана, видимо, для вящего привлечения широкой публики, к тому же она, единственная из трёх, не слишком продолжительна.

Александр Канторов — за роялем. Предоставлено пресс-службой концертного зала «Зарядье»

Среди солистов-инструменталистов — обладатель Гран-при конкурса, пианист Александр Канторов, серебряный призёр фортепианного конкурса Мао Фудзита (оба сыграют сольные программы), а также скрипачи Равиль Ислямов и Сергей Догадин. 4 ноября с оркестром Мариинского театра дважды выступит Денис Мацуев: днём сыграет сольную партию во Втором фортепианном концерте Щедрина, вечером — во Втором концерте Прокофьева. Завершит впечатляющий концертно-оперный марафон Пятая симфония Дмитрия Шостаковича.


Текст: Гюляра Садых-заде

Заглавная иллюстрация: симфонический оркестр MusicAeterna. © Фото: Антон Завьялов