19 апреля 2021

Антимир: «Пути твоего топи» группы «Север-7» в галерее Ovcharenko

Лес рук, голов, чучелок, овеществленных мыслей и приодетых черепов встречает каждого, кто переступит порог галереи Ovcharenko на «Винзаводе». До 9 мая здесь открыта выставка «Пути твоего топи» петербургской группы «Север 7».

«Хтонь, тирания, дикость, тусклое свечение экрана. Голова на палке, голова как тухлая картошка, голова, надутая изнутри собственной значимостью, правотой, верой в неуязвимость», — объясняет то, что мы видим, Елизавета Цикаришвили, участница объединения «Север 7». Это фрагмент из ее кураторского текста к многофигурной инсталляции, составляющей проект.

Есть в этом частоколе из голов на палках — как будто головы казненных стрельцов на спицах при царе Петре, — отсылка не только к истории, к сказкам, фольклорным Чуду-юду и Кощею, но к новоязу Хлебникова, зауми Крученых, обэриутским всплескам Хармса — «Я шел зимою вдоль болота / галошах, / В шляпе / И в очках».

Болото и есть топи, в которых мы оказались, барахтаясь и не имея возможности вытянуть себя за волосы. Водоворот ли это, или обратная сторона Земли, или напротив, ее лицо, никто не знает. А может, их просто невозможно различить. Мы проникаем в топи, просачиваясь через «домовину» — избушку на уходящих ввысь непонятно чьих ножках, с настежь открытой дверью, обращенную, понятно, к нам задом, а передом к лесу, населенному непонятно кем. Домовина — портал между «тут» и «там», но тут ли мы еще или уже там, тоже неясно.

© OVCHARENKO

«Наша домовина сегодня крутится, как волчок, не зная, в какую сторону ей повернуться. Все смешалось — мертвецы и живые, воплощенное и виртуальное, царство кащеев и поля белых цветов, головы насквозь гнилые и лица с надеждой в глазах», — комментирует Елизавета Цикаришвили. Ее литературное сочинение служит тут не преамбулой, а полноценной увертюрой, аинсталляция с домовиной (декорацией) и персонажами на шестах представляет основное действие.

«Пути твоего топи
Путит воегот опи
Опи-Опи
Яви-Нави
Опи-Опи-Опи-Опи-Опи…
»

Путти наоборот. Странное бормотание, бредовый бубнеж выстраивается в понятный, логичный ассоциативный ряд, отсылающий к настоящему, в котором мы живем, и к будущему, которое пугает. Потому что антигерои нашего городка формируют страшную картину.

При этом литературоцентричность этого искусства почти не оставляет свободы для фантазии. Конечно, тут и Чехов — «Гуси, пауки, молчаливые рыбы, обитавшие в воде, морские звезды». А потом сразу — «все жизни, свершив печальный круг, угасли». И мы наблюдаем их уже насаженными на кол и превратившимися в теней. Размноженные направленным светом по стенам, тени создают иллюзию бесконечного мира — запредельного, загробного, загадочного мира.

© OVCHARENKO

Головы сделаны из всякой всячины, валяющейся под ногами, добытой на помойках и приспособленной к новым функциям. У одного изо рта торчит ручка куклы Барби — то ли сигарета, то ли пожираемый Кроносом младенец. На другой физиономии носик от чайника вырастает до отменного шнобеля. У третьего чудища какие-то обрезки, отходы производства формируют ребра грудной клетки.

Петр Дьяков нашел где-то застывший намертво валик из краски, а у Александра Цикаришвили оказался лишний керамический нос, который приставили к валику, и получился персонаж Гоголя, напомнивший, в свою очередь, о давней, теперь уже исторической постановке повести, в которой Эймунтас Някрошюс передал функции носа другому, не менее важному органу.

Не так уж сложно опознать по головам их авторов. Скульптурные, в основном, — Вадима Кондакова, пластиковые — Петра Дьякова, в платочках и париках — Анны Андржиевской. В деревянных, вырубленных топором черепахах даже под нахлобученными на них шапками с блошиного рынка легко узнать топоропись Нестора Энгельке. Леонид Цхе — автор единственной тут живописной головы, автопортрета художника. Но в целом объекты сознательно деперсонифицированы: участники «Севера-7» настаивают, что это групповой проект, и за все отвечает коллективный автор.

© OVCHARENKO

При этом «Север-7» имеет постоянный в своей основе, но периодически меняющий численность состав. Связано это еще с тем, что все художники работают и над общими, и над сольными проектами. Коллектив, созданный в 2013 году Александром Цикаришвили, Нестором Энгельке и Леонидом Цхе и названный по их первой исследовательской базе («Экспериментальная база «Север-7″»), в 2018-м впервые выставлялся в галерее Ovcharenko с проектом ШАРППС-7 («Школа активного рисования и перформативного позирования), после чего в 2019 году их работы в попали в коллекцию музея M HKA в Антверпене, став победителем программы Present Continuous фонда V-A-C.

Инсталляция, экспонирующаяся сейчас в Ovcharenko, создавалась Анной Андржиевской, Петром Дьяковым, Вадимом Кондаковым, Нестором Харченко, Александром и Елизаветой Цикаришвили, Леонидом Цхэ, Иваным Чемакиным, Вадимом Михайловым и Нестором Энгельке. Последний отметился в 2020 году в галерее Владимира Овчаренко «Павильоном топорного чтения» — выставкой, составленной из рубленных топором портретов русских писателей и в полном составе перевезенной к настоящему моменту, для постоянного экспонирования, в «Гоголь-центр».

А галерейное пространство тем временем занял созданный «Севером 7» антимир с запертыми в нем усопшими, чертями и духами — немного пугающий и исчерпывающе отвечающий на вопрос, чего ждать.


Текст: Ирина Мак
Заглавная иллюстрация: © OVCHARENKO